Гость добавлен комментарий в Комаровские — история рода
Гусаковой, прежде чем выкладывать свои псевдоисследования в интернет, надобно было "семь раз проверить...

Жарким днём 22 августа 2008 года я вновь ступил на землю Хвастовичского района Калужской области, которую наша 135-я стрелковая дивизия 65 лет назад освобождала от фашистских захватчиков. Сразу же нахлынули воспоминания лета 1943 года, когда мы после 180-километрового марша 20 июля вступили в бой за деревню Мойлово соседнего Ульяновского района. 791-й и 396-й стрелковые полки с ходу нанесли здесь удары по обороне противника. Немецко-фашистские войска упорно сопротивлялись. Против наших войск бросали в контратаки пехоту и танки, в результате чего деревня Мойлово в течение дня трижды переходила из рук в руки. Полностью закрепиться нашим подразделениям и занять деревню не удалось. Вечером того же дня был введён в бой наш 497-й стрелковый полк под командованием подполковника М.?П. Иванова. Развернувшись северо-восточнее деревни Сусеи, ударом с севера полк выбил немцев из деревни Мойлово. И к утру 21 июля окончательно закрепился в ней. 21 июля 396-й полк начал решительное наступление на село Кцынь и занял его.

 

В течение дня 21 июля 497-й и 791-й полки отбивали яростные атаки немецких танков и пехоты, которые стремились выбить нас из занятой деревни, но все их контратаки разбивались о стойкость и мужество наших воинов. Для немцев Мойлово было очень важным населенным пунктом не только с точки зрения боя, но и для жизни войск. Дело в том, в нём была хорошая вальцовая мельница и оборудована прифронтовая пекарня, где на складе находилось порядка 25 тонн вальцовой муки. Овладев деревней, мы лишили немцев снабжения хлебом.

Трое суток понадобилось воинам 497-го и 791-го полков для того, чтобы сломить упорное сопротивление немецких войск, оборонявшихся западнее и северо-западнее д. Мойлово. 23 июля они отступили, покинув насиженные, хорошо оборудованные позиции.

За мужество, стойкость и отвагу, проявленные здесь в боях, большая группа воинов приказом командира дивизии была удостоена различных наград.

После овладения нашими войсками населёнными пунктами Брусны и Кцынь немцы оказали упорное сопротивление. Почти непрерывно то в одном, то в другом направлениях они бросали пехоту и танки в контратаки. Особенно яростно и упорно гитлеровцы оборонялись на левом фланге дивизии и когда был захвачен нами лесной массив западнее села Кцынь, бой переметнулся на ровное поле и на нём началось кровопролитное сражение. Обе стороны стремились сломить друг друга, вследствие чего несли большие потери. Стрелковые полки напрягали все силы, чтобы прорвать оборону фашистов, а фашисты, выбиваясь из сил, стремились взять обратно утраченный рубеж обороны.

После мойловских боёв немецкие войска отступили, но не далеко: всего на 10–15 километров, где у них была заранее подготовлена хорошо укрепленная 2-я линия обороны вдоль реки Ловатянки, преодолеть которую наши войска не смогли.

Подступы к этой линии обороны были открытыми, они простреливались до полутора километров пулемётным огнём и танками, вкопанными в землю.

Дивизия находилась на этом рубеже почти три недели и только 13 августа прорвала немецкую оборону, начав преследование изрядно потрёпанных частей противника. Но преследование оказалось очень сложным и трудным.

Противник сам старался как можно больше замедлить темп наступления наших войск. На выгодных в тактическом отношении рубежах немцы оказывали сильное сопротивление. Уходя дальше на запад, фашисты оставляли за собой всякие препятствия, заграждения, особенно в большом количестве закладывали противотанковые и противопехотные мины и фугасы. На разведку и разминирование минных полей у нас уходило много времени.

В первый же день преследования, 13 августа, сапёры 157-го сапёрного батальона в районе деревни Берестны извлекли 68 противотанковых, 86 противопехотных мин и 12 фугасов, тем самым обеспечили благополучное продвижение войск. Но как ни старались сапёры, всех мин убрать не удалось: на третий день наступления, 15 августа 1943 года, 135-я стрелковая дивизия понесла тяжёлую утрату — на просёлочной дороге западнее деревни Фролово, возвращаясь с передовой, погиб командир дивизии полковник Соснов Александр Николаевич: его «джип» подорвался на противотанковой мине. Войска продолжили наступление, мстя фашистам за смерть своих товарищей и комдива.

17 августа наши части встретили упорное сопротивление немцев в «междуречье» — на рубеже населённых пунктов Клетно — Слобода, где весь день продолжались жаркие бои. Сначала наши части подверглись мощному огневому удару немецкой дальнобойной артиллерии, после чего вражеская пехота и танки дважды бросались в контратаку. Бои доходили до жестоких рукопашных схваток.

Но несмотря на это, во второй половине дня 497-й стрелковый полк при огневой поддержке 276-го артиллерийского полка штурмом овладели населённым пунктом Клетно. 791-й и 396-й полки при поддержке артиллерии выбили гитлеровцев из Слободы, достигнув рубежа Сергеевский-Долгое. На этом закончился боевой день. Наши войска за этот день понесли значительные потери в живой силе и технике. Люди сильно устали.

На израненную Калужскую землю опустились вечерние сумерки. И чем сильнее сгущались они, тем реже раздавались выстрелы. Было такое впечатление, что враждующие стороны устали убивать друг друга, решили остановить машину смерти или сделать хотя бы небольшой перерыв. Но и те, и другие готовились к новым, ещё более ожесточённым боям.

В боях за населённые пункты Ильинка, Подбужье, Клетно, Слобода отличились воины 497-го и 396-го стрелковых полков, артиллеристы 276-го артполка. Многие воины были представлены к награждению правительственными наградами.

А в штабе дивизии уже разрабатывался план на следующий день: 497-му полку наступать на железнодорожный разъезд Березовский; 791-му полку овладеть населённым пунктом Сергеевский; 396-му полку овладеть посёлком Долгое, в дальнейшем ударом от железной дороги совместно с 791-м полком овладеть опорным пунктом — деревней Огарь.

Командование нашего первого батальона 497-го стрелкового полка, готовясь к наступлению, подводило итоги прошедших боёв. Командир батальона капитан Николай Тихонычев знакомил командиров рот с предстоящим наступлением. Начальник штаба батальона с писарями подсчитывали личный состав, писали сообщения родным о погибших в последних боях воинах. Замполит Ильдар Насыров, парторг Пётр Сидоркин и я, комсорг батальона, готовили реляции на особо отличившихся бойцов и командиров для награждения правительственными наградами. Одновременно проверяли, всё ли нормально с питанием воинов, с оказанием легко раненным первой медицинской помощи, проводили политинформации о положении в тылу и на фронтах нашей страны. Каждая минута затишья политработниками использовалась для боевой и политической подготовки личного состава. Такая работа проводилась во всех подразделениях нашей дивизии.

И когда на рассвете 18 августа ещё рвались снаряды и мины в расположении врага, наша пехота дружно поднялась в атаку и ринулась вперёд. Батальоны 497-го стрелкового полка к 10 часам утра овладели разъездом Березовский, 791-й полк также выполнил свою задачу. И только 396-й полк весь день вёл бои за населённый пункт Долгое и не смог им овладеть. Пришлось добивать немцев на следующий день. И только к исходу 19 августа яростной атакой был освобождён посёлок Долгое.

Наступление продолжалось, но из-за сильного огневого сопротивления, частых контратак танков и пехоты противника частям 135-й стрелковой дивизии потребовалось пять суток непрерывных боёв, чтобы очистить от фашистов населённые пункты Павловка и Огарь. Эти два населённых пункта были освобождены только 25 августа 1943 года, располагаются они уже в Жиздринском районе. На этом наступление наших было приостановлено — закончилось наше участие в сражениях в Орловско-Курской битве, как нарекут её позднее. 135-я дивизия была отведена с переднего края, сосредоточена в Берёзовских лесах и выведена в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. Затем эшелонами направлена в Курскую область на доукомплектование. Но это было уже другое время.

Так вот, 65 лет спустя, я ехал по Ульяновской и Хвастовичской земле и вспоминал то нелёгкое время, когда пешком, перебежками, а где и по-пластунски «пропахал» эту землю, освобождая от фашистской нечисти. И глядя на сегодняшнюю тишину, как в калейдоскопе, в памяти всплывают разрывающиеся грохотом бомбовые удары, рвущиеся снаряды и мины, вздыбленная разрывами земля и разлетающиеся по сторонам тысячи осколков. А ведь каждому из нас было достаточно одного…

Не знаю, Господь или Судьба, но что-то хранило меня средь этого огненного ада, и вот с высоты своих 85-ти лет я вслушиваюсь в тишину и чувствую, что чего-то мне недостаёт: нет, не свиста пуль, снарядов, не войны, а недостаёт чего-то в сегодняшней мирной жизни. И осмотревшись вокруг, я понял — что недостает самой жизни на этой земле. Пустые, заросшие бурьяном поля, не колосятся рожь и пшеница, не работают люди в эту сенокосную пору, не шумят тракторы, не стрекочут сенокосилки — кругом какая-то гнетущая тишина и запустение. Проехали от поворота на Ульяново до Колодясс, и нам не встретилась ни одна машина, ни одна подвода — какое страшное безмолвие… Где же народ, где люди?!

Мои спутники-однополчане Костромов Владимир Иванович и Бандура Николай Иванович тоже были удивлены такой тишиной и запустением вокруг. И как-то неприятно стало на душе за потери наших солдат в то далёкое лето 1943 года, за вроде бы как поруганную нашу фронтовую молодость: ведь освобождали деревни и села, клали свои жизни за счастье живущих здесь людей. А вместо деревень — развалины, на полях растет и красуется бурьян, и людей — не видно… Тяжко и тоскливо стало на душе, весь дальнейший путь мы ехали молча, думая каждый о своём.

Но все развеялось (как бывает, после дождя вдруг тучи расходятся и выглядывает яркое солнце, и на душе становится легко и радостно), когда по приезду в Хвастовичи нас встретила Валентина Николаевна Папкова, озарив нас улыбкой, окружив заботой, вниманием, приняв как родных людей — мы даже забыли на время о своей недавней дорожной грусти.

Прошлись по улицам с. Хвастовичи, побывали на площади, у памятника погибшим воинам-землякам, побеседовали с радушно встретившими нас жителями села. Настроение продолжало улучшаться. Это от человеческого общения, от всего увиденного на селе, где жизнь, как бы ни было сложно, продолжается, и особенно радуют молодые голоса: значит, есть кому продолжать дела дедов и отцов!

Утром на следующий день на предоставленном нам транспорте мы побывали в деревнях Подбужье, Клетно, Слобода, которые освобождал наш 497-й стрелковый полк. Я непосредственно участвовал в освобождении д. Клетно, которой на сегодня практически нет — живёт один пасечник в одном из двух сохранившихся домов. К нашему огорчению, не сохранилось даже место, где были похоронены наши погибшие воины, все заросло бурьяном. А когда-то здесь была большая деревня с крепким колхозным хозяйством и большим населением сельских тружеников.

Подбужье и Слобода сохранились лучше. Там ещё теплится жизнь, и памятники погибшим воинам огорожены, ухожены. Однако вокруг все заросло травой. Очевидно, памятники приведены в порядок ко Дню Победы, и за это наше фронтовое спасибо тем, кто их благоустроил!

После обеда на площади Хвастовичей было многолюдно. Народ собрался на митинг и возложение венков к Памятнику землякам и к Мемориалу погибшим воинам при освобождении Хвастовичского района в 1941–1943 годах. Наша делегация участвовала в возложении венков и в митинге. Мне было предоставлено слово как непосредственному участнику боев за освобождение района.

Наша делегация посетила также краеведческий музей, где оформлен стенд, посвящённый воинам нашей 135-й стрелковой дивизии. Мы выражаем сердечную благодарность руководителю музея Кутахиной Вере Васильевне и всем ребятам — активистам музея за то, что они хранят память о тех, кто не вернулся с полей сражений, своей жизнью защитивших ныне живущих на этой святой среднерусской земле. Мы также благодарны ребятам за тёплую встречу и за стихи, прочитанные в нашу честь, за добрую, внимательную обстановку, созданную нам во время посещения музея.

И в завершение наша делегация выражает сердечную благодарность администрации Хвастовичского района за приглашение посетить район в связи с 65-летней годовщиной освобождения района от фашистской нечисти.

Особое спасибо Валентине Николаевне Папковой за теплоту и заботу, которыми она окружила нас во время пребывания на Хвастовичской земле!

Спасибо Вам всем, дорогие хвастовичане, за то что Вы храните память о тех, кто отдал жизнь за честь и свободу Родины, проявляете сыновнюю заботу о нас, ныне живущих ветеранах Великой Отечественной войны, согреваете нас (стариков) своей теплотой, окружаете вниманием и добрым человеческим отношением. Мы на всю жизнь сохраним в наших сердцах память о встречах на гостеприимной Калужской земле…

С.А. Гордеев
участник боев за освобождение Хвастовичского района

  1. Комментарии (2)

  2. Добавить свои

Комментарии (2)

This comment was minimized by the moderator on the site

Грустно и больно читать такие воспоминания. А каково самим ветеранам видеть стертые с лица земли деревни и села, за которые они отдавали свои жизни?! Стертые не врагом, а бездумными действиями руководителей страны. Нашей Страны!<br />Огромное спасибо добрым "хранителям" сайта за то, что вы теребите наши души, не даете им окончательно зачерстветь. Пока у народа не отобрали память о предках, наш родной Русский язык, пока сердце совсем не очерствело - Мы способны на возрождение! Помните об этом!

This comment was minimized by the moderator on the site

Posted by Марк Анатольевич:

Грустно и больно читать такие воспоминания. А каково самим ветеранам видеть стертые с лица земли деревни и села, за которые они отдавали свои жизни?! Стертые не врагом, а бездумными действиями руководителей страны. Нашей Страны!<br />Огромное спасибо добрым "хранителям" сайта за то, что вы теребите наши души, не даете им окончательно зачерстветь. Пока у народа не отобрали память о предках, наш родной Русский язык, пока сердце совсем не очерствело - Мы способны на возрождение! Помните об этом!
<br />Читаешь, и прямо хочеться плакать, а ведь действительно правда написана, а с отменой железнодорожного сообщения ситуация стала еще хуже, говорят невыгодно и уничтожают села, а зачем это надо тратить деньги на поезд на какие то отдаленные села гдето куда не проехать ведь сейчас все можно купить. Покупаем молоко уже из беларусии иногда завозят оттуда хлеб, скоро до заграничной картошки дайдет, а сами??? НЕУЖЕЛИ НЕМОЖЕМ??? Возвращайте поселки!!!
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением