Нашла дедушкиного младшего брата: Троепольского Николая Акимовича. Спасибо сайту!

Я родился до Октябрьской революции — в 1905 году. Рано начал работать. На Еленском стекольном заводе. Помню его историю как свою жизнь. Но о заводе я писал в райгазету, и люди знают, как он перестал существовать. Как самый пожилой житель Еленского вспоминаю, как хвастовичане жили в пору моего детства.

Прошлое хвастовичского края для нынешней молодёжи трудно поддаётся какому-то анализу, потому что за сто с небольшим лет произошли разительные изменения в жизни самих хвастовичан. Такие, что нынешняя молодёжь с трудом верит в ту «дикость», какая была и процветала в наших сёлах и деревнях.

Наш край был крестьянский, отходнический. Хлеба своего никогда не хватало. А семьи были большие. Их надо было кормить. Поэтому во всех поселениях мужчины занимались кустарничеством, — организовывали, как мы теперь говорим, кустарные производства каких-нибудь поделок: делали колеса для телег, телеги, лопаты, конские дуги, грабли, ткацкие станы, прялки, детские качалки и многое другое. Женщины много ткали полотна из той пряжи, которую заготавливали из льна, шерсти, конопли, обшивая свои семьи, а также продавая его излишки в степи. Кроме того, наши женщины до революции (и даже до самой Великой Отечественной войны) плели хорошие лапти (была самая ходовая обувь), продавая их в Хотынецкий и в другие районы Орловщины. Они также много заготавливали рушников, которые очень знатно (красиво) вышивали. Эти рушники (и полотенца) также часто шли или на продажу, или на обмен. Крестьяне также очень умело выделывали овечьи шкуры и шили из них полушубки и шубы. Эта одежда была очень необходимой для зимнего периода жизни. Овчинной одежды было вдосталь в каждой «самостоятельной» семье.

А ещё хвастовичские мужчины занимались отходничеством, т. е. определенными важными и нужными работами на стороне — обычно за пределами района и даже губернии (об этом не раз писала и районная газета). К примеру, красненцы рубили и ставили на фундамент дома с полной их отделкой и пуском в эксплуатацию. Не так мастерски и знатно дома строили также мужчины из Бояновичей, Кудрявца, Клена, Стаек. Милеевцы имели свою специализацию — пилили бревна на доски специальными продольными пилами — их звали «пильщиками». Крестьяне, жившие в деревнях возле Еленского, возили на лошадях хворост и дрова на стекольный завод, а также заготавливали торф в пойме реки Рессеты.

Весной очень многие мужчины из Стаек и других поселений гоняли плоты лесозаводчиков для продажи древесины в Калуге и даже в Нижнем Новгороде.

Помню, как жили крестьяне в своих избах. Эти хаты большей частью были без труб, т. е. печи в них топились «по-черному». В избе имелось всего одно окошечко, которое имело специальную задвижку. На зиму это окно часто затыкалось тряпкой.

Семьи жили, по сути дела, вместе со скотом — через перегородку.

Деревянного пола в избе не было. Утрамбованная земля настилалась соломой. На ночь соломы добавляли и стелили на неё попоны, на которых и спали вповалку. Спали ещё и на больших полатях, которые устраивались под потолком — чтобы было теплее. Конечно, грязь в этих избах была непролазная. Паразиты: вши и блохи, заедали. Когда печки стали ставить с дымовой трубой, к ним ещё добавились и клопы.

Бань было мало. Мылся народ в корытах и бочках. Летом — в речках и в ручьях.

Помню, как началась империалистическая (первая мировая) война в 1914 году. Как батюшка служил в церкви молебен, провожая рабочих стеклозавода на фронт за царя и Отечество. Женщины тогда голосили до хрипоты, понимая, какую горькую долю им сулит возможная смерть их мужа, брата, свекра.

Потом, после этой войны была революция и ещё одна война — гражданская, которая, слава Богу, до нашей территории не дошла. Потом был НЭП. Новая экономическая политика позволила не только восстановить, но и значительно улучшить работу нашего стекольного завода, рабочим которого я стал в 18 лет. Эта же политика помогла многим крестьянам разбогатеть за счёт свободной продажи зерна и мяса. Появились и очень зажиточные крестьянские семьи, которых в 30-е годы государство раскулачивало, отправляло в ссылки, расстреливало как класс эксплуататоров…

Хорошо помню борьбу Сталина с троцкизмом и другими «врагами» революции… Но это, думается, уже не так «интересно» вспоминать — нет для этого повода.

Я прожил большую жизнь. Родился при царе, начал трудиться в революцию, стал мастером при НЭПе. Немного партизанил, а затем прошёл весь фронт в Великую Отечественную. «Покушал» хрущевского коммунизма и горбачевской перестройки. Потом к власти пришёл Ельцин, и страна наша стала деградировать, экономика её была развалена и сейчас с трудом восстанавливается.

Прискорбно, что перестройка лишила еленцев стекольного завода. Кругом зарастает земля лесом. Об этом ли мы мечтали, громя фашистов?!

Но я все-таки верю, что россияне обязательно станут жить лучше, чем сегодня! Что же касается моих воспоминаний, то они лишь напоминают о том, что при большом желании любой народ может достигнуть огромных результатов в делах, если этого захочет. И порукой тому и примером тому служит то, чего достигла наша Родина всего за 100 последних лет, шагнув от хаты и лаптей в космос и к прекрасным городам. У нас с вами опять все впереди! Желаю вам, хвастовичане, добра и справедливости!

Ефим Соцкий (на фото)
пос. Еленский — 2000 г.

От Ефима Ивановича Соцкого редакции досталась небольшая кипа пожелтевших листков-воспоминаний, написанных его рукой в 1997–2000 годах. Он хотел опубликовать их в райгазете, но переслать к нам постеснялся. Незадолго перед смертью передал их в редакцию, прося посмотреть и подредактировать. В одном из воспоминаний Е.И. Соцкий пишет: «Церковь была построена Цыплаковым Алипием Ивановичем в 1878–1879 годах, когда только был построен завод. Существовала она до 1831 года." Значит, завод начинал родословную в 80-х годах девятнадцатого столетия. Этот факт ничего особенного с собой не несёт, но если завод будет восстановлен (во что лично я мало верю), то значимость даты возрастёт многократно.

Историю стекольного завода мы обязательно опубликуем — она была написана почти 20 лет назад. Чтобы знало и нынешнее поколение хвастовичан. Как бы ни было тяжело думать о «наступившем переломе жизни», Ефим Иванович умер в 2001 году со светлой мыслью о том, что дела в России пойдут в гору и его земляки преодолеют тяготы жизни…

Мы также искренне верим в это!

  1. Комментарии (2)

  2. Добавить свои

Комментарии (2)

This comment was minimized by the moderator on the site

Это мой дядька, Я тоже работал на этом заводе в 15лет Это был 1954-55гг

This comment was minimized by the moderator on the site

Очень хочу узнать полную историю стекольного завода.

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением