Наталья добавлен комментарий в Хвастовичи в годы Великой Отечественной войны
Мой дедушка Ивченко Илья Аникеевич участвовал в боях под Хвастовичи в районе деревень Милеево-Колодяссы и при освобождении Хвастовичского района в составе 338 стрелкового полка 96 стрелковой дивизии 11 армии Брянского фронта в августе 1943 года. Той самой 96 дивизии под командованием Фатыха Гариповича Булатова. Вот некоторые выдержки из стихов его однополчанина Юрия Семеновича Белаша, который после войны окончил литературный институт и занимался литературным творчеством. Книги "Оглохшая пехота" (1981), "Окопная земля"(1985), "Окопные стихи"(1991). Посвящено однополчанину Виктору Еремееву (погиб 31.07.1943 под Хвастовичами) Они Мы еле-еле их сдержали… Те, что неслися впереди, шагов шести не добежали и перед бруствером упали с кровавой кашей на груди. А двое все-таки вскочили в траншею на виду у всех. И, прежде чем мы их скосили, они троих у нас убили, но руки не подняли вверх. Мы их в воронку сволокли. И молвил Витька Еремеев: - А все же, как там ни пыли, Чего уж там ни говори, а воевать они – умеют, гады!... *** Под селом Милеевом – порядок! (П. А. Иванову и Захарову, вдвоём державшим растянутую оборону в августе 1943-го под селом Милеевом Брянской области) – Хрен фашисты нас отсюда стронут! Ни черта им, жабам, не заметно… Два сержанта держат оборону На участке в двести метров. Замаскировали вдоль траншеи ППШа, граната и винтовки, а на...

Брат попросил: «На родину возьми.
Давненько не был я в родном Подбужье.
Живу в Калуге, никому не нужен…
А нет – тогда могилкам поклонись.

Не провожал ни братьев я, ни мать…
Теперь уж бесполезно виноватить
Себя. Но жаль, что нет давно родимой хаты,
И там меня уж некому встречать…»

Под Пасху мы поехали в село.
В Калугу дали крюк, его забрали.
До дома мы про всякое болтали,
Про то, что столько времени прошло!..

Он вспомнил маму, чуточку всплакнул…
Потом стихами разговор продолжил.
Гляжу: а без спиртного он не может -
Из горла потихонечку тянул…

Моментом пролетели два часа.
Вот поворот последний перед домом, –
Ему знакомо всё и не знакомо,
И подзабылись детства адреса.

За двадцать лет отсутствия в селе,
Он многих позабыл, кого встречали…
То радость вдруг нахлынет, то печали
Морщина взбороздится на челе.

Мы к месту подошли, где дом наш был:
Кусты одни - шиповника в иголках.
«Твоя, вон, липа, Шурикова – ёлка,
А ту берёзку сам я посадил».

Он липу обнял, плакал – не навзрыд,
Скуля тихонько, словно пёс заблудший.
Потом сказал: «Теперь немного лучше...
Но сердце, брат, так стонет, так щемит!..»

В тот вечер поздно уходили спать:
Стихи ему читал про то, про это...
Он мне сказал: «Ты, вижу, стал поэтом», -
Мне лестно это было услыхать.

А поутру - до кладбища наш путь...
На Пасху там людей бывает много:
Кто из села, а кто-то прям с дороги
Знакомых – близких едет помянуть.

Мы постояли у родных могил,
Им поклонились, выпив горькой стопку,
Затем среди оград по узким тропкам
По кладбищу его я поводил.

Здороваясь, христоскаются здесь:
Кто со слезами, кто с весёлым смехом, -
Ведь, здорово увидеть, кто уехал
Давным-давно, тут неуместна спесь.

Он радовался тем, кого узнал,
И люди ему тоже были рады.
Наверное, важней любой награды
Ему пасхальный праздник этот стал.

- Спасибо, брат, что взял меня с собой.
Я столько потерял за эти годы...
Приехать бы давно, глядишь, невзгоды
Какие-то прошли бы стороной...

Года – года...
Летят – не уследить!
Но надо помнить всё!
И надо жить!

Сергей Пехтерев
  1. Комментарии (1)

  2. Добавить свои
This comment was minimized by the moderator on the site

Спасибо, автору тронула аж, до слез.

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением