Сегодня Аграфена Ивановна Тимошинина (в девичестве Ермошина) — единственный свидетель трагедии деревни Рессета Хвастовичского района, превращенной фашистами в пепел вместе со всеми её жителями.

22 января 1942 года утром каратели окружили деревню, а затем стали заходить в каждый дом и методично убивать женщин, стариков, детей. Не щадить никого — таков был приказ, дабы устрашить других хвастовичан, в особенности партизан, которые объявили в канун Нового 1942 года «свободную советскую территорию» с центром в посёлке Еленском. В эту зону вошла и Рессета. Убивали большей частью штыками и ножами, чтобы выстрелами не создавать лишнюю панику — так было проще преодолеть возможное сопротивление.

Перерезав и перестреляв почти всех, каратели подожгли древню. К вечеру всё, что могло гореть, сгорело. Лишь остовы кирпичных домов да торчащие к небу трубы печей и дымившиеся пепелища возвещали о недавней здесь жизни. Погибли в этой карательной экспедиции фашистов почти 150 человек. Остались случайно живы два мальчика в возрасте девяти и десяти лет, семилетняя девочка, пожилая женщина, да она — Аграфена Ермошина. Неподалёку на окраине леса выли спасшиеся от огня собаки да несколько кошек робко выглядывали из-под чудом уцелевших плетней.

К счастью, погибли не все рессетинцы — больше 200 человек прятались на другом берегу речки Рессеты, в лесных хуторах Кудышкин, Шишков, Кудеяр и других, поближе к партизанам и подальше от больших дорог. Из Хвастовичей всё чаще приходили слухи о том, что немцы недовольны обстановкой в поселении за попытки сорвать «заготовку» скота и птицы для доблестной немецкой армии. А тут ещё «свободная советская территория» подлила масла в огонь — именно с ней гитлеровцы повели борьбу не на жизнь, а на смерть. В скором времени участь Рессеты разделили деревни Долина, Желтянка, а также посёлок Еленский.

Сейчас Аграфена Ивановна живет у дочки Валентины Сергеевой в Еленском. До этого проживала с семьёй в посёлке Ловатянка — в трёх километрах от Рессеты. Сюда вышла замуж в 1950 году за парня с хутора Кцынский Семёна Тимошинина. Народили семерых детей, правда, двое в младенчестве умерли. Пятерых они с мужем подняли на ноги. Мужа нет в живых вот уже больше четверти века, а она недавно отметила 86-й год рождения. Живет как бы за всех сестричек и братьев (их было в семье шестеро), за маму и бабушку, заколотых врагами 72 года назад в отцовской избе. И отца она немного помнит — ей тогда было уже 13 лет. Его проводили на фронт на второй день войны, и домой он не вернулся.

Аграфена Ивановна вспомнила почти всё, что произошло в тот день.

- Пришла я из Кудышкина в Рессету, как только рассвело, захотелось повидать мать и всех остальных, — вспоминает она. — Часов в 11 в хату неожиданно вошли три немца, осмотрелись и вышли, минуты через две вошли уже двое. Близнецы, которых мама родила полтора месяца назад, спали в качке. Мать мыла полы. Старшие братья и сестры играли. Вдруг немец коротко выстрелил из автомата в голову матери, потом ещё раз. Я не успела сообразить, как очередной выстрел обжег мне левое плечо. Я упала на мать. Бабушка кинулась в сени. Через мгновение она застонала за открытой дверью и затихла. Фашисты, я это смутно помню, постреляли по братикам и сестричкам и вышли. В этот момент я кое-как выползла в сени, через заднюю дверь вывалилась на снег и упала в какую-то ямку в сугробе. Вскоре от потери крови потеряла сознание. Очнулась, сильно замерзнув. Подняла голову и увидела, как горит хата. Тут послышался голосок сестрички Клавы, она просила о помощи. Я попыталась что-то ответить, но вскоре поняла, что огонь и дым умертвили и её. Через какое-то время я встала и пошла по направлению к реке, споткнулась о тело соседской девочки Нюши — у неё была страшная ножевая рана на шее. Лесом пошла быстрее. Тут стали встречаться рессетинцы. Они увидели, что над деревней полыхает зарево. Это их и встревожило. Узнав, в чём дело, женщины заголосили и побежали к реке и деревне.

Рана мучила меня. Двоюродная сестра Екатерина Ермошина и какая-то бабуля промыли её отварами и забинтовали как следует. Потом плечо долго лечили. Но все равно летом я уже трудилась наравне со всеми в поле — немцы разрешили сеять зерновые и убирать урожай.

До замужества жила, как сирота, у тёток, дольше всего у Александры Яковлевны Петрашиной. Хорошая была женщина, понимающая, уважительная. Однако, сами знаете, жилось нелегко без материнского тепла и совета. Бывало, поплачешь втихомолку, и опять на людях бываешь весёлой.

Муж Семён шоферил. Я до пенсии работала дояркой на Ловатянской ферме. Нелегко было, но со всеми проблемами справлялись. Детей выучили. Сегодня у меня восемь внуков и четыре правнука. А вот старших сыновей Николая и Толика уже нет в живых — умерли. Дочка — моя опора. Сыновья Ваня, Андрей и Сергей её не обижают. Хорошие выросли внуки!

Бабушка, растроганная, сняла еле заметную слезинку со щеки.

Виктор Гусаров.
пос. Еленский Хвастовичского района.

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением