Путешествие в лето калужанина Владимира Червякова с красками и кистью

Рабочая лошадка – «Запорожец»-968 М шаркал  брюхом по разбитому проселку среди заросших полей. После перестройки колхозные и совхозные пашни покрылись сорной травой, березняком, низким кустарником. Еще поворот - и перед автопутешественниками открылось сине-лиловое море – целое поле колокольчиков. Вернувшись домой, глава семейства сразу взялся за кисть и краски …

Синь и зелень родного пейзажа

- Как же он смог так нарисовать! – восхищался хвастовичский паренек, глядя на репродукции картин Исаака Левитана. 

Мартовский снег, золото осенней листвы, июльское марево казались живыми, дышали. Раздобыв простенький набор масляных красок, фанеру, Володя Червяков пытался копировать полюбившиеся полотна. Фанерка высыхала, краски блекли…

- Пойдем, Володя, по ягоду! – бабушка Евдокия Васильевна звала с собой в лес. 

Как вспоминал Владимир Иванович, в селе ее звали «ротниха». Дедушка Андрей Егорович, прошел Первую мировую, побывал в немецком плену, его «ротным» называли. Правда, о нем внук знал только по рассказам бабушки, дед умер, когда ему  исполнился год. Баба Дуня была личностью примечательной. Она ловко управлялась с крестьянской работой, владела разными ремеслами: ткала, могла лапти из лыка сплести, емкости разные. Бабушкины лапоточки, кузовок для земляники Владимир Иванович и по сей день хранит. Кузовок тот даже попал на натюрморт, за который Червякова удостоили звания лауреата  на областной выставке самодеятельных художников. 

Хвастовичские леса сами просятся на полотно: островерхие ели упираются макушками в небо, а лесные озерца вскипают белой пеной водяных лилий. Любить и понимать эту красоту Евдокия Васильевна учила Володю. Пейзаж навсегда остался его жанром, дал возможность не затеряться в сонме наших самодеятельных художников. 

Вот только встать на стезю профессионального живописца он не решился. Окончив школу, по совету друзей поехал поступать в строительный вуз в Воронеж, на факультет «гражданское строительство», но  не хватило баллов. В итоге стал студентом вечернего отделения Калужского филиала (в те годы) Московского высшего технического училища им. Н.Э. Баумана. Днем работал лаборантом на кафедре электротехники, а в перерывах между математикой и черчением успевал рисовать. Только не пейзажи, а плакаты, стенгазеты и другую наглядную агитацию. С красками, плакатными перьями рядовой Червяков не расстался даже во время срочной службы в армии. Замполит быстро нашел работу для талантливого бойца. К холсту и масляным краскам Владимир вернулся лишь по приезде в Калугу.

Калуга в зеркале Оки

Сколько раз рисовал Владимир Червяков ставший ему родным город! 

Здесь, на берегах Оки, он нашел не только вдохновение, но и свою судьбу. Ее звали Маргарита, она жила в Ромодановских Двориках, куда новоиспеченный студент-бауманец приходил к друзьям. Они прожили вместе почти сорок  лет.  К увлечению супруга живописью Маргарита Сергеевна относилась серьезно: поддерживала советом, доброй шуткой - множество картин, с трудом размещавшихся в их маленькой квартирке,  по аналогии с Третьяковкой называла «Червяковкой». 

Когда у них появился «четвертый член семьи» - автомобиль марки «Запорожец»,  Червяковы стали заядлыми автотуристами. Благо отпуск приходился на лето - Маргарита Сергеевна преподавала математику в школе, Владимир Иванович  - теоретические основы электротехники в родном вузе. Не так давно он ушел на заслуженный отдых, отдав 50 лет своей альма-матер. Вместе с сыном Олегом они побывали в самых живописных уголках  нашей области и не только. Хорошая погода, палатка у реки, костерок, удочки – вот главные составляющие настоящего отдыха. Собирали урожай ягод, грибов и … пейзажей. 

На голубом фоне - снежно-белые водяные лилии. Эту картину просила нарисовать тяжелобольная супруга незадолго до кончины. Сюжет был выбран не случайно.  Как-то они приехали к родителям  Владимира Ивановича в Хвастовичи. Пока мужчины работали на огороде, женщины, Маргарита Сергеевна вместе с ними, отправились в лес по чернику и заблудились. Долго плутали, пока наконец вышли к лесному озеру с кувшинками в районе села Кудрявец. Солнце клонилось к закату, цветы закрывались. Тут они смогли найти дорогу. Вернулись домой к полуночи, усталые, с кузовками, полными ягод.  Лилии художник рисовал по памяти. Но ему очень хочется  попасть на это озеро. Увидеть белые цветы, посидеть на берегу, помолчать …

Холст, кисти и краски не раз становились Владимиру Червякову поддержкой в трудную минуту. Сейчас на его мольберте неоконченный зимний пейзаж Губернского парка, а он уже строит планы на лето: сесть на шопинский автобус, доехать до конечной  - и  на Оку,  по местам «рыбацкой славы».  Небо и воду он может рисовать бесконечно. Они вечные и всегда новые. Хорошо бы еще послушать звонкие колокольчики июня.

Светлана МАЛЯВСКАЯ

Фото Георгия ОРЛОВА.

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением