Ищем родственников и какую либо информацию об отце : Духов Петр Петрович 1907 г.р.. Знаем немного- родился и жил в с Подбужье Хвастовицкого р-на Калужской обл. Женился- от первого брака детей не было, уехал на заработки в Лосиноостровск- там познакомился с моей мамой( там же я (Нина Петровна и родилась 19 октября 1939 г.) .Война отца застала в Лосиноостровске, ушел на фронт в 1941г 23 июня. Присылал нам письмо, помню фотографию в военной форме(но к сожалению в детском доме у меня фотографии мамы и отца пропали). Нам пришло извещение,что отец пропал без вести в декабре 1941 года. Мама умерла от воспаления надкостницы в 1947 году и меня поместили в детский дом "им. Сталина" в г. Москва т.к. никто из родственников по матери меня не взял к себе, а по отцу я полагаю никто обо мне и не знал. Потом текстильное профтехучилище и по комсомольской

Вопреки часто встречающемуся убеждению, местная администрация в какой-то момент перестала быть заинтересована в развитии сельской местности. Люди, в т.ч. увлеченные созданием новых сельских проектов, благодаря которым количество людей в деревнях будет возрастать, думают, что их должны поддержать. Но это не так.

Точнее — на уровне личных отношений конкретный глава района или сельской администрации может и поддержать какой-то проект, однако надо чётко понимать, что с точки зрения местного бюджета они, как правило, не заинтересованы в подобных проектах.

Как уже не раз говорилось выше, производство сельхозпродуктов в массе своей давно ниже уровня рентабельности. Это не случайность, а закономерность в силу ряда вполне объективных факторов. Практически любой глава района не раз наблюдал очередной многообещающий проект, который вместо планировавшейся крупной отдачи либо еле балансировал на грани рентабельности, либо закрывался совсем. Низкое доверие к новым проектам основано на реальном опыте.

При этом жителей деревень необходимо обеспечивать школой, медицинской помощью, телефоном, пожарной командой, ремонтировать дорогу, нанимать технику для чистки дороги зимой, ремонтировать линию электропередач, оплачивать горящие в селе по ночам фонари, оплачивать потери в линии и в трансформаторе, и т.д. А если деревня перестает быть населённым пунктом или оттуда все уезжают, то эти очень ощутимые для скудного местного бюджета расходы можно не делать. В итоге для уничтожения деревни как населенного пункта теперь достаточно, чтобы в деревне просто не осталось ни одного прописанного жителя, причем местный муниципалитет будет скорее заинтересован в таком раскладе.

Справедливости ради заметим, что это не первое серьёзное сокращение числа деревень. Если в 18-19 веках крестьяне часто селились рядом с обрабатываемыми полями в весях и на выселках, то в 20 веке прошло две волны. Одна — «коллективизация» в 20-30-х, когда всех загоняли в колхозы, другая — «укрупнение колхозов» в 50-х. Многие небольшие деревни тогда перестали существовать. Черёд когда-то крупных деревень настал сейчас, после катастрофы в сельском хозяйстве России, растянувшейся на 20 лет.

Вывод:

[blockquote]Сельская администрация поставлена в условия, когда она финансово заинтересована в сокращении количества деревень, что приводит к уменьшению числа сельских населенных пунктов. Когда бывшая деревня перестаёт быть населённым пунктом, возродить в ней жизнь становится заметно сложнее, поскольку администрация не только не обязана этому содействовать, но и часто противится.[/blockquote]

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением