30 сентября 1941 г. немецко-фашистские войска начали проведение операции «Тайфун», в ходе которой гитлеровское командование намеревалось захватить Москву и победой завершить войну.
Оно планировало ударом мощных группировок из районов Духовщины, Рославля (Смоленская область), из Шостки (нынешняя Брянская область) рассечь основные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов и уничтожить их на первом этапе операции. Затем планировалось охватить Москву подвижными группировками с севера и юга и овладеть ею. Началась великая битва под Москвой (ее оборонительный период продолжался до 5 декабря 1941 г.).

Хвастовичский район к этому времени уже стал прифронтовым.
В нем спешно шла эвакуация. Сельские труженики не только убрали урожай, но и сумели значительную часть его, а также имущество МТС и тысячи голов общественного скота отправить в глубокий тыл страны.

С целью познакомить читателей с ходом боевых действий на территории Хвастовичского района, а также с жизнью и борьбой населения оккупированного района против немецко-фашистских захватчиков приведем отрывки из историко-краеведческой статьи кандидата исторических наук, доцента И. С. Писаренко, опубликованной в 5-м томе Книги Памяти (см. с.671 — 681).

«В начале октября 1941 г. Хвастовичский район стал ареной ожесточенных боев между 50-й армией и гитлеровскими войсками. 6 октября 47-й моторизованный корпус 2 й танковой группы противника занял Карачев, а 43-й армейский корпус 2-й армии гитлеровцев, обойдя Брянск с севера и продвигаясь на Карачев, стремился соединиться с частями 47-го моторизованного корпуса и завершить окружение войск Брянского фронта. В тот же день немцы захватили Хвастовичи и Журиничи и отрезали путь отступления 50 й армии на восток. В сложившейся обстановке 258-я стрелковая дивизия 50-й армии генерал-майораК. П. Трубникова получила приказ командарма генерал-майораМ. П. Петрова, сдерживая противника на выгодных рубежах и прикрывая отступление армии, отходить на Бояновичи. У Бояновичей гитлеровцы атаковали части дивизии и пытались их расчленить. Но подоспевшие подразделения 999-го стрелкового и 841-го артиллерийского полков с ходу вступили в бой с противником и выиграли его.
В этой скоротечной, но ожесточенной схватке решающую роль сыграл батальон старшего лейтенанта Р. Л. Блынского. По приказу командира полка батальон обошел противника с юго-запада и атаковал во фланг. Такой неожиданный и стремительный удар советских воинов вызвал среди гитлеровцев панику, и они начали в беспорядке отходить. В бою у Бояновичей наши воины уничтожили до 400 гитлеровцев, захватили свыше 200 пулеметов, такое же количество винтовок и автоматов, 30 мотоциклов и 26 велосипедов. К 12 октября 50-я армия с тяжелыми боями вышла к реке Рессете. Переправу через реку обеспечивала все та же 258-я стрелковая дивизия. Выполнение поставленной перед ней задачи осложнялось тем, что левый берег Рессеты заболоченный и очень топкий.

В ночь на 13 октября 1941 г., организовав круговую оборону, части дивизии начали строить переправу через реку. Обнаружив скопление наших войск, противник предпринял массированный обстрел их из орудий и минометов. Но, несмотря на это, переправа была наведена. Устремившиеся по ней на правый берег реки наши подразделения сразу же вступили в затяжные бои с превосходившими силами немцев. Стремясь сбросить в реку советских воинов, гитлеровцы непрерывно их атаковали и сильным артиллерийским огнем разрушили переправу, которую удалось восстановить лишь через полтора часа. К утру 13 октября переправиться из топи на противоположный высокий правый берег Рессеты смог только 999-й стрелковый полк. До поздней ночи он двенадцать раз атаковал заслон гитлеровцев, но оборону противника так и не прорвал.

А тем временем весь день 13 октября в районе деревни Нехочи, истекая кровью, 991-й стрелковый полк 258-й дивизии сдерживал наступление пехотной дивизии немцев на наши войска, скопившиеся у переправы. Противник имел огромное превосходство в живой силе и технике и непрерывно атаковал подразделения полка, стремясь прижать их к реке и уничто-жить. Полк, неся большие потери, с боями отходил на новые оборонительные рубежи. В чрезвычайно тяжелой обстановке командир полка сумел произвести перегруппировку подразделений и во второй половине дня сильной контратакой остановить наступление гитлеровцев. Но тем не менее кольцо окружения 50-й армии в районе переправы через Рессету сжалось до предела. Стесненная на ограниченном пространстве и лишенная маневренности, армия несла огромные потери от бомбардировок и артиллерийских обстрелов гитлеровцев.

В боях за переправу через Рессету был тяжело ранен и через несколько дней скончался командарм М. П. Петров, погибли член Военного Совета армии Н. А. Шляпин и несколько старших командиров.

В этой критической обстановке взявший на себя командование армией полковник Пэрн вместе с начальником артиллерии полковником К. Н. Леселидзе и начальником оперативного отдела армии подполковником Ф. Р. Почема решили вывести войска из окружения, нанеся удар из района Гутовского лесозавода в направлении на поселки Теребень, Кудрявец, деревни Глебовку, Долину, поселок Еленский, село Клен и далее за пределы Хвастовичского района — на Белев. Для прорыва была создана ударная группировка в составе 999-го стрелкового полка (командир подполковник А. А. Веденин) и 405 го стрелкового полка 194 й стрелковой дивизии, оказавшегося в окружении вместе с частями 50-й армии. Утром 14 октября в районе Гутовского завода группировка завязала бой с подразделениями полка „Великая Германия“. Вскоре бой повсеместно перешел в рукопашные схватки. Не выдержав штыкового удара советских воинов, противник в спешке оставил поселок Гутовского завода. В образовавшийся прорыв хлынули все силы 50-й армии. С тыла их прикрывали подразделения 991-го стрелкового полка. Таким образом, благодаря беззаветному героизму и мужеству бойцов и командиров 258-й стрелковой дивизии 50-я армия по рессетинским болотам и топям вышла из окружения и 23 октября заняла оборону на реке Оке северо-восточнее Белева…

…Захватив в октябре 1941 г. Хвастовичский район, гитлеровцы установили в нем жестокий оккупационный режим. Они преобразовали сельсоветы в волости во главе со старшинами, а в селах Кудрявец, Хвастовичи и деревне Тросна создали комендатуры. Во главе населенных пунктов поставили старост. Для карательных акций против местного населения фашисты из уголовников, предателей и изменников Родины создали полицейский отряд в количестве 40 человек. Гитлеровцы использовали полицейских при проведении политики жесточайшего военного террора и экономического ограбления населения.

За 22 месяца фашисты повесили и расстреляли свыше 3000 жителей района…

…Оккупанты полностью уничтожали села и деревни, жители которых были заподозрены в связях с партизанами. Так, ими были сожжены дотла населенные пункты Хвастовичи, Пеневичи, Нехочи, Авдеевка, Фролово, Ловать, Рессета, Долина, Барановка и другие, а их жители — расстреляны. Всего там было сожжено свыше 10 тысяч жилых домов. В наказание за связь с партизанами гитлеровцы подвергли село Кудрявец варварской бомбардировке, в результате которой погибли 22 человека, а 40 человек получили ранения и увечья.

Фашисты ввели систему заложников, согласно которой за одного убитого гитлеровца или полицейского подвергали казни десятки человек. Полностью уничтожались семьи путевых обходчиков в случаях крушения немецкого эшелона на вверенных им участках железной дороги. А в 1942 г. гитлеровцы устроили на территории района специальный полигон для испытаний химического оружия, предназначенного для борьбы против непокорного населения.

Оккупировав район, фашисты сразу же приступили к вербовке его трудоспособного населения на работу в Германию…

…Всего за время оккупации фашисты вывезли из района на каторжные работы в Германию, в страны-сателлиты, а также в Белоруссию, Украину и Прибалтику 16 841 человека. К 20-м числам августа 1943 г., то есть к моменту освобождения района от гитлеровцев, в нем проживало всего 4667 человек…

…Сразу же после своего вторжения гитлеровцы столкнулись с активным противодействием народа новому режиму.

Еще в июне 1941 г. был создан районный истребительный батальон, насчитывавший около 200 человек, главным образом коммунистов и комсомольцев. На базе батальона были сформированы три партизанских отряда. (Хвастовичский отряд „В бой за Родину“ (с 5 февраля 1943 г. — им. Н. И. Бусловского) с командиром Н. И. Бусловским и комиссаром Г. Е. Тришиным во главе; Кцынский отряд с командиром Я. П. Сениным и комиссаром П. Т. Мятишкиным во главе; Гутовский отряд с командиром М. М. Фетисовым и комиссаром В. П. Усовым во главе. — Прим. ред.). В ночь с 5 на 6 октября их бойцы были вывезены на автомашинах в леса поближе к местам расположения баз.

Первый отряд расположился на территории Палькевичского сельсовета в районе „оболенских дач“ и имел задание действовать на железной дороге Карачев — Орел — Брянск. Второй отряд в составе 40 бойцов дислоцировался в районе „кцынской дачи“ (в 25 километрах от райцентра) для действий в районе Московско-Киевской железной дороги. Третий отряд располагался в лесах рядом с Еленским рабочим поселком и имел задание действовать в районе Полпинской железнодорожной ветки. Все отряды имели на вооружении винтовки, револьверы, ручные пулеметы, большое количество гранат и взрывчатку.

Кроме них, действовал стихийно возникший (в основном из окруженцев) Троснянский партизанский отряд имени Сталина (командир П. С. Семкин, комиссар В. Н. Мещовцев).

Практика сразу же показала нецелесообразность такого распыления партизанских сил. К тому же не все зачисленные в отряды бойцы смогли вынести трудности и лишения партизанской жизни. Они перешли линию фронта и вступили в ряды Красной Армии (в их числе был почти в полном составе третий партизанский отряд). Количество партизан в тылу врага уменьшилось, и они к декабрю 1941 г. объединились в один отряд (отряд имени Сталина присоединился к объединенному отряду в августе 1942 г.).

Командиром объединенного отряда был назначен Н. И. Бусловский (бывший директор Хвастовичской МТС), комиссаром — Г. Е. Тришин (бывший заведующий отделом пропаганды и агитации райкома ВКП(б)). Отряд, названный „В бой за Родину“, базировался в еленских лесах, в районе Старой Гуты. Боевым ядром отряда являлась разведывательно-диверсионная группа в составе шести человек: В. И. Лебедева, И. В. Захарикова, А. Ф. Стефанчикова, Т. И. Ермакова и И. И. Захарова во главе с С. У. Симаковым.

Уже в октябре 1941 г. хвастовичские партизаны взорвали все железнодорожные мосты на Полпинской хозяйственной железнодорожной ветке, связывающей Брянск с Еленским, уничтожили вокруг нее телефонно-телеграфную связь. Партизаны помогали воинам Красной Армии вырваться из вражеского окружения. Так, в ночь на 17 октября 1941 г. разведывательно-диверсионная группа С. У. Симакова вместе с ульяновскими партизанами взорвала 135 метровый деревянный Кцынский мост через реку Рессету. Движение немецких войск в сторону Тулы было задержано на несколько дней. Воспользовавшись этим, воинская часть полковника Кравченко смогла оторваться от наседавшего на нее моторизованного полка гитлеровцев и выйти из окружения.

В декабре 1941 г. отряд Н. И. Бусловского разгромил два полицейских участка в поселке Холм и селе Хвастовичи. Партизаны захватили, судили и расстреляли начальника полиции, бургомистра, а также нескольких старост и полицейских.

Помимо диверсионной деятельности, партизаны отряда Н. И. Бусловского вели среди населения довольно значительную агитационную работу. Руководили ею члены Хвастовичского райкома партии. Фактически в расположении отряда действовал прежний Хвастовичский райком партии, находившийся в то время на нелегальном положении. Одновременно в отряде были созданы партийная и комсомольская организации во главе со своими бюро.

25 декабря в свободных от немцев и полицейских Хвастовичах партизаны провели митинг, на котором присутствовало более 500 человек. Перед собравшимися выступили хорошо известные хвастовичанам партизаны: директор Хвастовичской МТС Н. И. Бусловский, заведующий отделом райкома партии Г. Е. Тришин и В. П. Осипцов — бывший заместитель председателя Хвастовичского райисполкома. Они призвали советских людей к решительной борьбе против оккупантов, которые испытывали поистине животный страх перед несгибаемым мужеством русского народа. В качестве доказательства этого они зачитали найденное в мундире убитого немецкого карателя обер-фельдфебеля Отто Крюгера неотправленное письмо в Германию его жене. Вот отрывок из него: „…Дорогая Хильда! Ты не можешь себе представить, что за звери эти русские. Они сущие дьяволы. Их не страшит ничто — даже смерть. Они сопротивляются отчаянно. Только по этой причине еще не взяты Москва и Тула. Наш гарнизон в количестве 60 человек предназначался для наведения порядка в тылу, но получили приказ срочно отбыть под Москву. Настроение у всех неважное. Приближается страшная русская зима, а мы все еще в летней одежде…“.

Партизанские агитаторы провели в деревнях и селах района свыше 100 бесед, в которых участвовало более 2 тысяч человек. Агитаторы рассказали им о начале разгрома гитлеровцев под Москвой. Воодушевленные этим известием, хвастовичские крестьяне вступали в партизанский отряд, который к началу 1942 г. вырос почти вдвое. В свободных от оккупантов деревнях советские патриоты создавали боевые группы самозащиты для минирования дорог, устройства завалов, ведения разведки и несения караульной службы. Так, группа самозащиты в селе Кудрявец насчитывала 37 вооруженных людей, в селе Клен — 25 человек, в деревне Тросна — 17 человек, в Рессетинских Дворах — 27 человек. Члены групп самозащиты распространяли среди населения получаемые из отряда листовки, газеты, брошюры, организовывали помощь партизанам одеждой и продуктами питания, а главное — скрывали их от фашистских карательных отрядов. Примером тому служит подвиг семьи Федора Пискарева, который вместе с женой и 9-летним сыном умерли мученической смертью под пытками полицаев, но не выдали партизан.

В первый день Нового, 1942 г. отряд Н. И. Бусловского занял поселок Еленский и установил там Советскую власть. Еленский на время стал административным центром партизанского края в Хвастовичском районе. Председателем поселкового Совета и одновременно военным комендантом поселка назначили партизана Н. И. Клинкова.

Однако вскоре, бросив против партизан значительные силы, гитлеровцы в ходе затяжных боев вытеснили отряд Н. И. Бусловского из деревни Долина и Еленского поселка, а затем попытались выбить партизан из их базы в Старой Гуте, но безуспешно. Потеряв более 40 человек убитыми, каратели вынуждены были отступить.

С середины 1942 г. фронт стал стремительно приближаться к границам Хвастовичского района. Наши войска освобождали соседний Ульяновский район. Отряд Н. И. Бусловского сумел установить связь с частями Красной Армии и с этого времени стал действовать совместно с конниками 7-го кавалерийского корпуса генерал-майора Б. А. Погребова: занял село Клен и вывел на освобожденную территорию свыше 150 женщин, детей и стариков, а затем совместно с 215-м и 251-м кавалерийскими полками держал оборону на передовой линии фронта около населенных пунктов Симоновский, Веснины, Крапивна, Петуховка, Александровка и Любовка Ульяновского района. В Хвастовичском районе партизаны и красноармейцы освободили деревню Долина и поселок Ставрово, вели бои за поселок Еленский, деревни Рессета и Тросна. В ходе этих боев свыше 100 хвастовичских партизан влились в состав 7-го кавалерийского корпуса.

Оставшихся в отряде бойцов во главе с командиром Н. И. Бусловским командование 61-й армии перевело в деревню Старица Ульяновского района, где они прошли основательную огневую, тактическую и разведывательно-диверсионную подготовку, были подлечены, экипированы и хорошо вооружены. Одновременно отряд пополнился бойцами из спецшколы, подготовленными для борьбы в тылу врага. Общая численность его составила 45 человек. Так закончился первый период боевой деятельности хвастовичского партизанского отряда „В бой за Родину“. Необходимо отметить, что в процессе подготовки бойцы отряда несколько раз переходили линию фронта для совершения диверсий в тылу врага, успешно выполняли задания и всякий раз благополучно возвращались обратно.

В начале июля 1942 г. отряд под командованием Н. И. Бусловского на самолетах был переброшен в еленские леса. Командование 61-й армии возложило обслуживание партизан на авиаэскадрилью, возглавляемую майором Т. Г. Верхомием. В дальнейшем эскадрилья систематически снабжала партизан вооружением, боеприпасами, продовольствием, перебрасывала подкрепления. Эти события положили начало второму этапу в жизни хвастовичского партизанского отряда. С этого времени отряд находился в разные периоды в подчинении то 4-го отдела УНКВД по Орловской области, то оперативной группы Военного Совета 61-й армии. Теперь отряд состоял из специально подготовленных для работы в тылу врага военнослужащих. Периодически он пополнялся небольшими (по 8–10 человек) спецгруппами, прибывавшими со своими заданиями. Местные хвастовичские жители выполняли в отряде роль проводников и разведчиков. Деятельность отряда была по своему характеру диверсионно-разведывательной.

Народные мстители минировали железнодорожное полотно и пускали под откос вражеские воинские эшелоны на Полпинской железнодорожной ветке, на железнодорожных линиях Брянск — Орел, Брянск — Сухиничи, устраивали взрывы автомашин и танков на большаке Карачев — Хвастовичи, уничтожали линии телефонно-телеграфной связи и живую силу противника.

В проведении этих операций особенной лихостью и отвагой отличалась молодежь созданных в отряде трех комсомольских диверсионных групп, которые возглавляли прибывшие из спецшколы старший лейтенант А. С. Игнатов, П. С. Семкин и Н. И. Родионов, а также местный житель — секретарь комитета ВЛКСМ отряда Г. М. Никитаев.

Всего с июля по декабрь 1942 г. бойцы отряда Н. И. Бусловского пустили под откос 10 воинских эшелонов, разбив 8 паровозов и 184 вагона и платформы с живой силой и техникой противника, уничтожили 41 автомашину, 24 танка, 86 артиллерийских орудий, взорвали мост, организовали 9 засад, в результате которых у противника были отбиты 40 подвод с различными грузами. По заданию Военного Совета 61-й армии отряд провел свыше 60 разведок в расположение войск противника.

Отряду „В бой за Родину“ приходилось вести непрекращавшиеся бои с карателями. Как явствует из архивных документов и воспоминаний участников партизанского движения, с середины 1942-го до середины 1943 г. оккупационные власти провели против партизан около 10 крупных карательных экспедиций, некоторые из которых сопровождались поддержкой авиации и артиллерии. Были разгромлены партизанские базы в районе торфяного болота „Пальцо“, близ деревни Тросна, в местечке „Роговенское ухо“ и некоторые другие. И хотя отряд „В бой за Родину“ вынужден был быть кочующим, совершая многокилометровые походы, старался избегать стычек с карателями, все же порой партизаны несли тяжелые потери. Немалую роль в этом играла вражеская агентура, проникавшая в отряд. Для борьбы с ней в отряд была заброшена специальная опергруппа Особого отдела 61-й армии, сотрудники которой обезвредили немало вражеских агентов, шпионов и предателей. В 1942 г. в отряде работал старший инструктор Политотдела 61-й армии Я. Т. Лукьянов. Вместе с отрядными коммунистами он очень многое сделал по пресечению непрекращавшихся попыток внедрить в отряд вражескую агентуру, по поддержанию боевого духа бойцов и крепкой дисциплины в отряде особенно в те моменты, когда партизаны теряли свою очередную базу и в связи с этим испытывали очень большие трудности и лишения.

Учитывая исключительно трудное положение отряда, Военный Совет 61-й армии решил временно прекратить крупные партизанские операции и на самолетах вывезти отряд Н. И. Бусловского в тыл. К 13 декабря 1942 г. отряд, за исключением пяти человек, был переброшен на „Большую землю“. Таким образом закончился второй этап в деятельности партизанского отряда „В бой за Родину“.

В тылу у немцев для подготовки нового лагеря остались С. У. Симаков, В. Е. Столяров, Н. И. Родионов, Г. М. Никитаев и радистка Е. И. Савченкова. Вскоре на оборудованную ими базу был заброшен партизанский отряд „12-й гвардейский“, полностью состоявший из 35 специально подготовленных, хорошо вооруженных бойцов 12-й гвардейской дивизии 61-й армии под командованием майора Прохорова. За время боевых действий с декабря 1942-го по август 1943 г. отряд „12-й гвардейский“ пустил под откос 7 эшелонов противника и взорвал 2 железнодорожных моста.

После лечения и отдыха 11 января 1943 г. по распоряжению командующего 61 й армией генерала П. А. Белова отряд „В бой за Родину“ во главе с Н. И. Бусловским был переброшен в тыл противника, в район лесов „Роговенское ухо“ и торфоболота „Пальцо“. На-чался третий период деятельности отряда. Партизаны сразу же приступили к проведению диверсий на железнодорожной линии Брянск — Орел и на Полпинской железнодорожной ветке. За период с 20 января по 14 февраля боевыми группами А. С. Игнатова, Ш. Т. Нигматуллина и Б. А. Викулова на линии Брянск — Орел было взорвано 8 вражеских эшелонов, а группа Н. И. Родионова на Полпинской ветке подорвала два эшелона с живой силой и техникой противника. Эти партизанские удары по коммуникациям немецко-фашистских войск сильно встревожили оккупантов. 4 февраля 1943 г. отряд карателей численностью в 500 человек внезапно напал на партизанскую базу в местечке „Роговенское ухо“, когда основная часть партизанского отряда — свыше 100 бойцов — ушла на задание. В лагере осталось всего 18 человек во главе с Н. И. Бусловским. Несмотря на внезапность нападения и огромное неравенство сил, партизаны вступили в бой, длившийся с 9 часов утра до 5 часов дня. Используя прекрасно укрепленные траншеи, которые были сооружены под руководством военного инженера В. А. Гайдаенко, партизаны искусно маневрировали и стойко отбивали атаки карателей. Когда фашисты все-таки прорвались в центр лагеря, Н. И. Бусловский начал в упор расстреливать их из пулемета. В этот момент вражеская пуля оборвала жизнь мужественного патриота. Но смерть командира не деморализовала горстку храбрецов. Они еще более усилили сопротивление. Только с наступлением сумерек партизаны отступили из осажденного лагеря, оставив на подступах к нему 72 гитлеровских трупа. Немцы, опасаясь ночного нападения партизан, ушли из леса.

К утру 5 февраля вернувшиеся в лагерь 65 партизан вступили в бой с тремя ротами карателей, которые вновь пытались уничтожить партизанский отряд. Положение оборонявшихся ухудшалось с каждой минутой. Но к середине дня, в самый критический момент боя, подоспела помощь: возвратившиеся с задания две группы партизан и вызванные по рации 20 бойцов „12-го гвардейского“ ударили в тыл карателям, которые поспешно отступили, потеряв в бою свыше 150 человек убитыми.

8 февраля крупные силы немцев и полицейских вновь появились в лесу около партизанской базы. Группа партизан во главе с комиссаром В. А. Гайдаенко стала отходить к лагерю, задерживая натиск противника взрывами мин и ружейно-пулеметным огнем. Потеряв до двух десятков убитыми, не считая раненых, гитлеровцы только к вечеру приблизились к лагерю. А утром 9 февраля, подтянув артиллерию и вызвав на подмогу авиацию, немцы начали штурм партизанских позиций. Тяжелый бой продолжался до вечера. Но когда, наконец, фашисты вошли в лагерь, он оказался пустым. Партизаны скрытно ушли на новое место базирования — в урочище „Вереща“ Карачевского лесхоза.

После гибели Н. И. Бусловского командиром хвастовичского партизанского отряда стал С. У. Симаков, а комиссаром — В. А. Гайдаенко. Отряд „В бой за Родину“ в память о легендарном партизанском командире Н. И. Бусловском был назван его именем. За проявленный героизм и мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Н. И. Бусловский был награжден орденом Ленина. Так героически и трагически закончился третий этап борьбы хвастовичских партизан с немецко-фашистскими оккупантами.

Четвертый период в развитии партизанского движения в Хвастовичском районе охватывает время с конца февраля по двадцатые числа августа 1943 г. Он характеризуется увеличением количества партизанских отрядов в районе и усилением координации их боевой деятельности.

В Хвастовичском и Карачевском (ныне — Брянской области) районах совместно действовали партизанские отряды: хвастовичский — имени Н. И. Бусловского, тульский — имени А. Чекалина и „12-й гвардейский“, состоявший в основном из кадровых военнослужащих. Они продолжали вести разведывательно-диверсионную работу. Особенно активизировали свою деятельность ко дню 25-й годовщины РККА. Так, 23 февраля 1943 г. группа подрывников во главе с Ш. Т. Нигматуллиным на железнодорожной линии Брянск — Орел пустила под откос крупный воинский эшелон из 60 вагонов и платформ с войсками, танками, орудиями и автомашинами. В середине марта партизаны подорвали еще два эшелона противника на участке Брянск — Сухиничи. Железная дорога на трое суток вышла из строя. На большаке Карачев — Хвастовичи на партизанских минах подорвались более 10 автомашин с немецкими солдатами и полицейскими.

Разведав расположение партизанского лагеря, фашисты 20 марта 1943 г. двинули против народных мстителей крупный отряд карателей. Но при переходе к лагерю те наскочили на мины. А находившиеся в засаде партизаны открыли по гитлеровцам шквальный пулеметный огонь. Потеряв в одночасье более 300 человек убитыми, каратели отступили, а затем почти в течение месяца не предпринимали попыток уничтожить партизан.

(Кроме того, на территории Хвастовичского района в тылу врага действовали партизанские отряды из состава Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД (ОМСБОН НКВД) под командованием В. Н. Воронова (комиссар В. Васильев), И. Г. Морозова, А. Е. Гупеева (комиссар С. И. Седов). — Прим. ред.)

4 февраля 1943 г. Орловский обком ВКП(б) принял решение об усилении партийно-политической работы на временно оккупированной территории. С этой целью в тыл врага были самолетами заброшены две спецгруппы. Ознакомившись с обстановкой, учитывая совместную партизанскую борьбу хвастовичских, карачевских и рейдирующих партизанских отрядов, они внесли предложение коммунистам всех местных партизанских отрядов объединить деятельность Хвастовичского и Карачевского подпольных райкомов партии.

В начале марта 1943 г. общее партийное собрание трех отрядов решило создать объединенный Карачевско-Хвастовичский подпольный райком партии. Первым секретарем райкома избрали Я. Я. Шилина, заместителями секретаря: по Хвастовичскому району — И. В. Захарикова, по Карачевскому — И. В. Дымникова. Членами бюро объединенного подпольного райкома избрали С. У. Симакова и П. М. Поспелова. Решением собрания был также создан подпольный райком комсомола, секретарем которого избрали Г. М. Никитаева.

На первом заседании бюро подпольного райкома партии решили один раз в пять дней издавать районные газеты с названиями: карачевской — „За победу“, хвастовичской — „За Родину“ и одновременно печатать листовки к трудящимся районов. Ответственным редактором газет утвердили начальника штаба отряда имени Бусловского В. Е. Столярова. В лагере отряда имени Бусловского был установлен радиоприемник, создана типография, оборудование и материалы для которой доставили на самолетах. Типография отпечатала 12 тысяч экземпляров газеты „За Родину“ и 35 тысяч различных листовок, которые партизаны распространяли среди населения.

Карачевско-Хвастовичский подпольный райком ВКП(б) провел большую агитационную работу среди старост, полицейских и легионеров. В частности, 21 марта райком обратился к ним с воззванием явиться к партизанам с повинной и кровью d в вооруженной борьбе с гитлеровцами смыть с себя позор предательства. Многие старосты и полицейские так и поступили. Так, группа легионеров, охранявшая Полпинскую железнодорожную ветку, в количестве 42 человек в ночь на 24 марта, перебив семь фашистских офицеров, перешла на сторону партизан. Перед своим уходом легионеры взорвали артиллерийский и продовольственный склады, все железнодорожные стрелки и семафоры, уничтожили линию связи и забрали с собой 4 ручных пулемета, 2 автомата, 29 винтовок и 3 пистолета. Вскоре из легионеров сформировался партизанский отряд под названием „Смерть фашизму“ под командованием лейтенанта Воронина. Его бойцы приняли партизанскую присягу. Построив лагерь, отряд „Смерть фашизму“ развернул боевую деятельность. Началом ее была диверсия 12 апреля на Полпинской железнодорожной ветке: бойцы взорвали мост и пустили под откос воинский эшелон, идущий от Брянска к линии фронта. Впоследствии бойцы отряда Воронина, как доказавшие свою преданность Родине, были зачислены в отряд Бусловского.

Весной 1943 г., готовясь к летнему наступлению на Курско-Орловской дуге, гитлеровское командование бросило крупные силы карателей на разгром партизанского движения в Брянских лесах. После ожесточенных боев в конце апреля 1943 г. хвастовичские партизаны были вынуждены оставить зимние лагеря и перейти на маневрирование. Это крайне осложнило снабжение партизан продовольствием и особенно боеприпасами.

Большой потерей для хвастовичских партизан и для Военного Совета 61-й армии стала гибель в начале мая командира авиаэскадрильи майора Т. Г. Верхомия, совершившего 127 вылетов в расположение отряда имени Бусловского. Тяжелой утратой также явилась и смерть заместителя секретаря подпольного райкома партии по Хвастовичскому району И. В. Захарикова, который был тяжело ранен в одном из боев. Переправленный через линию фронта И. В. Захариков через несколько дней скончался в госпитале. Особенно большие потери в кровопролитных боях с карателями понес отряд „Смерть фашизму“.

Пополненный в июне дятьковскими партизанами и местными жителями отряд имени Бусловского в составе 200 бойцов покинул зону Карачевского лесхоза и торфяного болота „Пальцо“ и с боями стал продвигаться в родные еленские леса, где 16 июля 1943 г. около деревни Долина соединился с частями 11-й гвардейской армии генерал-лейтенантаИ. Х. Баграмяна, прорвавшей здесь фронт.

Многие партизаны влились в состав действующей армии, а 50 партизан во главе с командиром — лейтенантом В. А. Викуловым и комиссаром В. А. Гайдаенко пошли в рейд по тылам противника вплоть до пинских лесов. Остальные бойцы отряда имени Бусловского приступили к восстановлению разрушенного хозяйства района.

По своим результатам боевая деятельность хвастовичских партизан уникальна. Они уничтожили более 9000 немецких оккупантов и их приспешников, взорвали 36 воинских эшелонов. Уничтожили 326 вагонов и цистерн, 97 танков, 113 автомашин, взорвали 5 железнодорожных и 13 других мостов, разрушили десятки километров телефонно-телеграфной связи. Партизанские разведчики взяли в плен и переправили в штаб 61-й армии 26 „языков“, в том числе 7 офицеров, передали по радио сотни радиограмм о расположении вражеских войск, аэродромов, складов и т. д. На основании данных партизанской разведки советская авиация нанесла десятки ударов по врагу, уничтожая его живую силу и технику.

Своей полной беззаветного мужества борьбой в тылу врага хвастовичские партизаны приближали долгожданный день освобождения района от немецко-фашистских захватчиков.

За большие заслуги в борьбе против гитлеровских оккупантов в марте 1943 г. 23 партизана отряда имени Бусловского были награждены орденами и медалями, в том числе минер-подрывникГ. М. Никитаев — орденом Отечественной войны 1 степени, а разведчик-проводникФ. Е. Комков — орденом Красной Звезды.

Основная тяжесть изгнания немецко-фашистских оккупантов с территории Хвастовичского района легла на 11-ю общевойсковую армию под командованием генерал-лейтенантаИ. И. Федюнинского, которая 20 июля 1943 г. начала наступление в направлении на Хвастовичи с рубежа реки Рессеты юго-западнее села Ульяново на стыке 11-й гвардейской и 50-й армий. За шесть дней напряженных боев армия продвинулась на 15 километров, освободила 23 населенных пункта и к исходу 25 июля левым флангом вышла на подступы к Хвастовичам. Дальнейшие ее атаки успеха не имели, и 2 августа армия прекратила наступление на этом участке фронта».

Вот краткая хроника наступательных боев тех дней.

24 июля к исходу дня войска 11-й армии овладели Рессетой, Мокрыми Дворами, Харитоновкой, а с рассветом 25 июля вновь пошли в наступление и очистили от гитлеровцев Кудрявец, Гнездное, разъезд Буки, Букинский Завод, Большие и Малые Коссы, Меховую и Катуновку. Дальше советские войска встретили упорное сопротивление немцев, которым удалось даже несколько потеснить наши войска, и им пришлось вести упорные бои западнее Меховой и Берестны, восточнее Колодясс и севернее Милеева и отражать многочисленные контратаки гитлеровцев. 4-я стрелковая дивизия вела бой за Хвастовичи. Ей удалось пробиться на дорогу Красное — Теребень.

31 июля воины 11-й армии освободили Новохвастовичи и вслед за ними — поселок Абрамовский. 3 августа 11-я армия временно перешла к обороне на рубеже Щавельник — Слобода — река Ловатянка и далее по реке Рессете до Гутовского Завода.

«…Перегруппировав свои силы, 14 августа армия нанесла удар в направлении Карачева…»

В результате войска правого крыла армии продвинулись от 10 до 18 километров и освободили 50 населенных пунктов, в том числе Милеево. На следующий день части 11-й армии продвинулись еще на 10–12 километров и вышли на рубеж Егорьевский — Винское (Жиздринский район) — Владимировка — Подбужье — Нехочи — Михайловский (Хвастовичский район) и далее до Карачева (Брянская область).

«В результате 96-я стрелковая дивизия полковника Ф. Г. Булатова 15 августа 1943 г. освободила с. Хвастовичи, а к 20 августа части 4-й и 135-й стрелковых дивизий (командиры полковники А. Д. Воробьев и А. Н. Соснов) 11-й армии довершили полное освобождение Хвастовичского района.

Тысячами жизней заплатили советские воины за освобождение хвастовичской земли. И в числе погибших — командир 135-й стрелковой дивизии, павший в бою у с. Фролово, командир 967-го стрелкового полка К. А. Тренгулов, погибший смертью храбрых в бою у с. Аннино, и многие другие. При наступлении на п. Мокрый Верх красноармеец 862-го стрелкового полка 197-й стрелковой дивизии Николай Степанович Талалушкин повторил подвиг А. Матросова. Н. С. Талалушкин похоронен в с. Хвастовичи».

Закончилось наступление войск Западного, Центрального и Брянского фронтов, в результате которого был ликвидирован Орловский выступ и войска фронтов вышли на ближние подступы к Брянску.

Примечание редакции:

Хвастовичская земля обильно полита кровью ее защитников. В октябре 1941 г. на территории района части и соединения 50-й армии вели яростные бои с врагом. Это был период вынужденного отступления советских войск под напором гитлеровцев, многократно превосходивших их в численности живой силы и вооружения. Бои были настолько ожесточенными и непрерывными, что у советских воинов просто не было возможностей вести списочный учет людских потерь. Некоторые воинские подразделения погибали полностью, и некому было записать имена погибших. Особенно тяжело пришлось красноармейцам и командирам Красной Армии во время форсирования р. Рессеты. Три наведенные через нее переправы гитлеровцы несколько раз уничтожали бомбовыми ударами. Советские воины, имевшие в основном стрелковое оружие, испытывавшие недостаток в артиллерии и совершенно не имевшие прикрытия с воздуха, несли громадные потери. Многих поглотила р. Рессета, многие погибли в топких, илистых ее берегах. Уцелевшие воины закапывали менее важные документы и уходили в сторону Белева, что в Тульской области, унося с собой знамена 50-й армии и ее печати. Благодаря этому 50-я армия, потерявшая около трех четвертей своего состава, не была расформирована, а будучи пополненной людским составом и вооружением, вновь пошла в сражения с гитлеровскими захватчиками

Надо сказать, что часть закопанных документов 50-й армии, находившихся в металлических ящиках, в 90-х гг. ХХ века была найдена на территории Хвастовичского района бойцами калужского поискового объединения «Память» (руководитель В. В. Сысоев). К сожалению, среди них не оказалось списков личных потерь армии. Да и сомнительно, что они вообще могли вестись в такой неимоверно трудной обстановке. Этих списков мы не нашли и в документах Центрального архива Министерства обороны РФ (г. Подольск). Остается только предположить, что в дни октябрьских боев 1941 г. на хвастовичской земле погибли десятки тысяч советских воинов.

В июле — августе 1943 г. советские части и соединения вели бои за освобождение территории Хвастовичского района от немецко-фашистских оккупантов. Это было время массового изгнания врага из пределов нынешней Калужской области. Необходимо учесть тот факт, что гражданского населения в районе в то время почти не было. Оно в основном было частично угнано оккупантами на каторжные работы в сопредельные страны, а также в Западную Украину, Западную Белоруссию и Прибалтику, частично — уничтожено. Поэтому захоронения советских воинов производились воинскими частями. Возникло множество братских и индивидуальных могил.

Возвратившимся в район немногочисленным его жителям не были известны места воинских захоронений. Обычно они случайно обнаруживались жителями. Время тогда было такое, что было не до учета могил и их благоустройства. Надо было как-то обустраиваться и начинать жизнь на старых пепелищах.

Только в 50-х гг. прошлого века, когда в стране началось массовое перезахоронение советских воинов из многих одиночных и небольших братских могил в большие братские могилы в местах, удобных для ухода за ними (обычно это были центральные усадьбы тогдашних колхозов и совхозов), в Хвастовичском районе также занялись устройством воинских захоронений.

Но, к сожалению, время стерло с лица земли многие могилы, некоторые бесследно затерялись в хвастовичских лесах и болотах. Поэтому в районе вынуждены были поступить следующим образом.

На центральных усадьбах колхозов и совхозов были установлены памятники землякам, не вернувшимся с полей войны, а рядом с ними в разное время захоранивали останки советских воинов, найденные поисковиками и местными жителями в окрестностях. Как правило, они были безымянными. Иногда находились могилы, на которых сохранились написанные имена похороненных. Их брали на учет. Из архива Министерства обороны РФ была получена часть списков советских воинов, погибших в боях при освобождении района. Большинство их значилось погибшими в тех местах, где даже поблизости не было установлено никаких памятников. Поэтому имена воинов, погибших в окрестностях сел, где уже были сооружены памятники или памятные знаки, внесли в списки по устроенным возле них братским могилам. Имена остальных учли по воинскому мемориалу в с. Хвастовичи.

Таким образом, публикуемые ниже помогильные списки фактически представляют собой неполные списки воинов, погибших в освободительных боях на территории Хвастовичского района. Списков же погибших при отступлении не выявлено. И имена их пока не увековечены. Возможно, это смогут сделать будущие историки-исследователи. Поисковые работы в районе не прекращаются. (А пока выявлено и увековечено из числа погибших при отступлении лишь несколько имен.)

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением