Накануне войны дер. Рессета утопала в зелени шиповника, сирени, черёмухи. Её дома красиво располагались вдоль широкого большака, усыпанного белым песком. Вокруг шумели густые леса, зеленели по весне поля, а осенью они красовались в золоте спелых хлебов. Над рекой разливались трели соловья.


Хочется рассказать, как от рук фашистов погибла наша родная деревня Рессета, пос. Кудиновский, как в жестоких муках гибли жители этих селений. Об этом и о страшных событиях Великой Отечественной войны на территории Хвастовичского района я узнала из рассказов моих родных, родственников, жителей деревни Рессеты. Познакомилась с дневником моего двоюродного брата Маркина Фёдора Васильевича, который хранится в Гос-архиве новейшей истории г. Калуги. Также прочитала материалы о Рессете милеевского краеведа Наумочкиной Раисы Михайловны, Гусарова Виктора Павловича, Артамонова Виктора из села Хвастовичи, познакомилась с книгой В. К. Камянского «Звёзды не меркнут», книгой С. У. Симакова «В лесу прифронтовом», с воспоминаниями очевидца Рессетинской трагедии Аграфены Ивановны Тимошининой, напечатанными в газете «Весть» за 20 ноября 2014 года и другими материалами из Калужских архивов. Посмотрела замечательный документальный фильм И. Н. Тришкина «Рессета 41. Река забвения. Река памяти!»


Всё это помогло мне глубже понять, как люди смогли перенести страшные муки Великой Отечественной войны, как могли победить самого злейшего врага. Я с глубокой болью восприняла трагедию моей родной деревни Рессеты и посёлка Кудиновского. Горжусь стойкостью и мужеством своих земляков, их неиссякаемой верой в лучшее будущее. Здесь жили душевные, трудолюбивые, смелые люди. Перед самой войной в колхозе был получен богатый урожай зерновых, много мёда, стеной стояла конопля в пос. Кудиновский, выросло много овощей. Колхозники мечтали о будущей счастливой жизни.

Прошли и революции, и войны,
Трудились люди из последних сил.
И жизнь намного стала бы спокойней,
Но новый враг уже войной грозил.
И супостат коварный, оголтелый.
Фашистским сапогом топтал края.

(Из поэмы *А для меня Хвастовичи — Россия»)

НАЧАЛО ВОЙНЫ НА ТЕРРИТОРИИ ХВАСТОВИЧСКОГО РАЙОНА

Мирный труд людей нарушила война, развязанная немецко-фашистскими захватчиками 22 июня 1941 года. На защиту своей Родины поднялись миллионы людей. Многие жители Рессетинского сельсовета были мобилизованы в ряды Красной Армии на борьбу с сильным и коварным врагом. В октябре 1941 года территорию района оккупировали гитлеровцы. Трагически сложилась в те дни судьба 50-й Армии (командарм М. П. Петров), отступавшей от Брянска на восток по территории Хвастовичского района.
7 октября 1941 года фашисты заняли село Хвастовичи. Оставался один путь — переправляться на правый берег Рессеты. Армия несла большие потери.
12 октября 1941 года соединения 50-й Армии вышли к реке Рессете. Прорваться к Хвастовичам было невозможно, но всё же Армия переправилась. В боях на реке Рессете был тяжело ранен командарм, генерал — Михаил Петрович Петров. Через несколько дней он скончался от гангрены (в 1956 году перезахоронен на военном кладбище в г. Брянске).
«Бои на реке Рессете остались для меня памятны на всю жизнь. Хотя потом прошёл всю войну до реки Эльба и участвовал в боях весьма грандиозных», — пишет Василий Кириллович Камянский в своей повести «Звёзды не меркнут». «В октябре перед нами легла Рессета. Никто из солдат, оставшихся в живых, не забыл это слово. Рессета легла перед нами, как страшный рубеж. Выбор был мал и беспощадно огромен — смерть солдата или жизнь предателя (их были единицы). Но они были те, кто поверил, что в горьком дыму, вставшем над Родиной, померкли её звёзды. Их имена стёрлись в памяти бойцов прежде, чем разошлись круги над винтовками, брошенными ими в тёмные воды Рессеты. К полудню 13 октября на Лихом болоте у реки Рессеты скопилось множество людей, повозок, автомашин, тягачей, пушек. Кругом
скрежетало, ругалось „в бога и в гроб“, крутило, корёжило и несло к переправе. Под вечер потекли с бугров к реке раненые. Они лежали на машинах, на повозках, на тропинках у реки, на снежной простыне в чахлом осиннике. Одни лежали молча, другие пытались встать, тянули навстречу идущим руки, плакали: „Братцы! Не бросайте, родные!“ Солдаты опускали глаза и стискивали зубы. Только сёстры метались над ними, как чайки. Прекрасные мужественные девушки в серых шинелях»:

Повсюду сотни раненых бойцов,
Лежащих на повозках, на машинах,
И просто на тропинках вдоль кустов
А рядом страшный бой и рвутся мины.
Здесь люди, пушки, лошади сгрудились
Кромешный ад над речкой Рессетой.
В шинелях серых сёстры суетились.
Пытаясь раненых прикрыть собой.
С застывшими от холода руками,
Приподнимали головы бойцов.
С любовью, как когда-то в детстве мамы,
Ребятам останавливали кровь.
Вселяли сёстры в раненых надежду,
Спасая, не жалея своих сил.
Октябрьский ветер рвал на них одежду,
И вдруг снаряд германский угодил.
Ото всего, что было здесь недавно,
Дымилась лишь воронка над землёй.
Стрелял фашист безжалостно, исправно,
Гуляла смерть над речкой Рессетой.

(Из стихотворения Девушки в серых шинелях»)

«Искушённые гады били советского солдата. Не имея больше путей, мы пошли самым тяжким: к Москве.
От вражеского орудийного грома окрест качнулась у Рессеты земля и оделась в дым. И потом всё стонало в дыму. Падали сосны. Горело железо, плавился песок, стонала земля, устланная телами павших солдат. А наши колонны шли, дорогу прокладывал штык. В ночь на 25 октября Тула приняла тех, кто не дрогнул на реке Рессете». (Из книги Василия Камянского «Звёзды не меркнут».)
Так кто же были эти солдаты, которые, находясь в окружении, сумели создать немцам столько проблем? Костяк 50-й Армии формировался на базе Орловского военного округа, и в её части призвали служить многих мужчин из нашего района и наших мест. Так что, выходя из окружения, отступать им приходилось через родные сёла и деревни. Многие из них не успели получить обмундирование, были в штатском, некоторые оборванные, босые.
«В октябре 41 года река Рессета стала ареной сражения, ставшего одним из самых кровавых сражений войны, результат которого привёл в итоге к задержке блицкрига вермахта и его последующему разгрому под Москвой. Рессета стала братской могилой нескольких десятков тысяч советских воинов 50-й Армии, погибших, но самой смертью своей победивших», — пишет в своих воспоминаниях Яков Гельфандбейн, один из участников этого сражения.
В 1983 году в урочище Кресты на берегах реки Рессеты была учреждена мемориальная зона и установлен памятник воинам 50-й Армии — два семиметровых стальных штыка с охватывающей, символизирующей разрывную ленту окружения, надпись: «Товарищ, помни, по какой земле ты идёшь, на каких стоишь берегах. Здесь на реке Рессете, в урочище Кресты, на Лихом болоте в октябре 1941 года приняли неравный бой с фашистами защитники Родины. От жестокого огня горел песок, плавился металл. Рессета потемнела от крови, стонала земля, устланная телами павших. А оставшиеся в живых бесстрашным ударом прорвали смертельное кольцо и пронесли Знамя 50-й Армии к победе над врагом».
Жители захваченных территорий не хотели мириться с фашистским режимом. С первого дня оккупации в соседних лесах появились партизаны. К ним ушли некоторые жители деревни. Прошла первая мобилизация, рессета, как любящая мать, провожала своих сыновей и дочерей. Её сыны обещали вернуться домой с победой. Притихла, насторожилась деревня. Жители жадно ловили вести с фронта. Они были неутешительными.

Замолчала милая деревня,
Опустели улица, дома.
Лишь стонали в стороне деревья,
В воздухе звенела тишина…

(Из стихотворения Родину, друзей он не подвел»)

Как в потревоженных ульях веб зашумело вокруг. Дороги заполнились беженцами. Вскоре через деревню потянулись отступающие части наших солдат. Увидев вдоль дорог детишек, они виновато отводили в сторону свои взгляды. Некоторые бойцы Красной Армии останавливались на ночлег, вели долгие беседы о сложившейся обстановке и клялись отомстить за родную Землю. Ворвались фашисты в деревню Рессету в октябре 1941 года на танках и сразу же установили свои порядки. Немецкий переводчик говорил, что Красная Армия разбита, Москва пала. Зачитывал приказы командования, за невыполнение которых населению грозили расстрелом. Вместе стем он призывал народ активно помогать «великой и непобедимой германской армии». Высказав всё это, немцы на танках умчались из деревни.
В ноябре 1941 года фашисты решили уничтожить деревню внезапно, с воздуха. Несколько немецких бомбардировщиков сбросили фугасные и зажигательные бомбы, но к счастью, бомбы упали рядом с деревней, не причинив особого вреда. Во второй свой приезд немцы не ограничились речами, а окружили деревню, на возвышенных местах установили пулемёты, и начали обстреливать уходящих в лес людей. В этот день была ранена Агафья Иосифовна Абрамкина,
ей было в то время 13 лет. Большинство людей укрылись в лесу, куда немцы ходить не решались, боясь засады партизан, В этот же день фашисты награбили у жителей Рессеты 12 подвод с продовольствием и добром. Брали всё, вплоть до женских шалей, шуб, крестьянских рушников. Под вечер с награбленными вещами они выехали из деревни. Оставшиеся продукты и вещи жители закапывали в ямы, тайники, а что не успели, то сжигали, чтобы не досталось врагу. Когда наша семья в 1948 году приехала из Козельска, то Дарья Михайловна Ермошина (сестра отца) отдала откопанную из ямы нашу швейную машинку.
Во время оккупации на Хвастовичской земле был сформирован и действовал, без малого два года, партизанский отряд, которым командовал директор Хвастовичской МТС Николай Иванович Бусловский. Партизаны за этот период нанесли фашистам немалый урон: пущены под откос воинские эшелоны, уничтожено более трёхсот вагонов и цистерн с горючим, взорвано около сотни танков, 5 железнодорожных, 13 шоссейных мостов, истреблено более 9 тысяч немецких солдат и офицеров. Полной беззаветного мужества борьбой в тылу врага хвастовичские партизаны приближали долгожданный день освобождения района от немецко-фашистских захватчиков. «В первые тяжёлые месяцы войны Рессета слилась воедино с партизанами. В нашей деревне, да и в других населённых пунктах, они всегда были обогреты, обмыты, накормлены», — пишет житель деревни Рессеты Маркин Ф.В. в своём дневнике.
«В течение нескольких дней в посёлке Еленском, в сёлах: Клён, Кудрявей, Долина, в деревнях: Рессета, Мокрые Дворы и других населённых пунктах были созданы боевые группы самозащиты под командованием бойцов партизанского отряда: Захарикова Иллариона Ивановича, Клинкова, Захарикова Ивана Владимировича. Рессетинская группа состояла из 27 человек. В неё вошли местные жители: комсомолец Газин Ефим (16лет), работники сельсовета: Ермошин Семён Иванович — участник финской компании, Александр Кузьмич, комсомолец Афонин Тимофей и другие. В их задачу входило минировать дороги, устраивать засады, организовывать наблюдения, сообщать населению о приближающейся опасности», — пишет C. У. Симаков в книге «В лесу прифронтовом».
Поставленный фашистскими властями старостой Ерёмин Пётр Васильевич начал работать с группой самозащиты. Проводились тайные собрания с участием партизан и молодёжи. На дороге между Рессетой и Колодяссами членами группы были задержаны несколько посыльных из фашистской комендатуры и отобрано у них требование к старосте, чтобы собрать продукты, отправить коров, лошадей, людей. Такие требования не попадали старосте, что становилось для него оправданием. Немцы были обозлены, взбешены. Они отправили отряд карателей в деревню Рессету, но на подступах к ней было выставлено сторожевое охранение (группа самозащиты). Получив своевременное предупреждение об опасности, жителям деревни удалось уйти вместе со старостой и благополучно вывезти всё в лес.
Днём и ночью (пишет Маркин Фёдор Васильевич в своём дневнике) наши лошади были запряжены в сани, находились в боевой готовности, если можно так сказать. Каратели появлялись в деревне в 11 часу утра, раньше появляться боялись: могла состояться встреча с партизанами. После ухода карателей люди вновь возвращались в свои дома. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, постоянно дежурило сторожевое охранение.
Проводились ночами секретные собрания. Присутствующие на них партизаны знакомили людей с событиями в нашем тылу, о действиях партизанского отряда. Каждый, кто был на собраниях, должен рассказать эту правду жителям. Через группу самозащиты распространялись среди населения газеты, плакаты, журналы наши, советские. Всё это бесило, приводило фашистов в ярость. Карательный отряд совершил два нападения на деревню. На этот раз оповестили жителей с опозданием
(пишет Маркин Ф.В.), и люди уходили из деревни под обстрелом. Получила сквозное ранение одна девушка, Абрамкина Анна Самуиловна. Были схвачены и увезены из деревни три человека. Двоих по дороге расстреляли, а комсомольцу Маркину Демьяну Алексеевичу (сын моего дяди) удалось убежать, в январе 1944 года он погибнет в Гомельской области Калинковичского района, защищая деревню Клинск.
Рисковать жизнью людей стало опасно. По предложению партизан все жители покинули деревню и переселились в лесные стоянки. «Зима 1941–42 годов была снежная и суровая. Большинство лесных стоянок были плохо оборудованы. Разместились семьями в наспех сколоченных шалашах. Печью служила посередине яма с огнём. Вот и всё тепло. Женщины с детьми и старики в таких условиях долго продержаться не могли. Пошли разговоры: если помирать, то уж в тёплой хате», — вспоминала Ксения Васильевна Маркина, одна из жительниц деревни Рессета. Каратели вели себя по-хитрому, они не трогали одиночных жителей, пришедших из лесу в деревню за продуктами, запрятанными в ямах. Немцы ожидали всех. Решимость вернуться в деревню всё усиливалась, ведь каратели ведут себя мирно! Партизаны предупреждали население, чтобы не торопились возвращаться домой из лесу некоторое время, так как они уходят на задание и помочь жителям не смогут. Но вероятнее всего, кто-то их подговаривал к возвращению в дома. В один из дней января 1942 г. рессетинцы сорвались со своих лесных стоянок и утром вернулись в хаты, навстречу своей смерти… Фашисты этого возвращения ожидали. Видимо, их предупредили предатели. Они были и в Рессете, и в Ловатянке. По рассказам бывших жителей, много полицаев было в деревне Мокрые дворы. Даже из детства мне запомнились разговоры о мокринском старосте Марке, который служил фашистам, предавая свой народ. После он уехал в Америку. Я не буду ничего писать о полицаях-предателях, так как у меня нет никаких доказательств, одни только разговоры жителей, и тех уже почти нет в живых.
В субботу 24 января 1942 года гитлеровцы учинили кровавую расправу над безоружными жителями лесной деревушки. Утром отряд карателей вступил в деревню, окружив её, предварительно немцы блокировали выходы из деревни. После началась жестокая расправа. Солдаты заходили в каждый дом и убивали стариков, женщин, детей. Не щадить никого — таков был приказ, чтобы устрашить других хвастовичан, которые объявили в канун Нового 1942 года «свободную советскую территорию» с центром в пос. Еленский. В эту зону вошла и Рессета. Притихла деревня, не знали люди, что к ним пришла смерть от зверей в немецкой форме. Убивали большей частью штыками и ножами, чтобы не создавать лишнюю панику.
Аграфена Ивановна Тимошинина (в девичестве Ермошина) — одна из немногих свидетелей трагедии Рессеты, вспоминает: «Часов в 11 утра в хату вошли три немца, осмотрелись и вышли, а минуты через две вошли уже двое. Близнецы, которых мама родила полтора месяца назад, спали в качке. Мать мыла полы. Старшие братья и сёстры играли. Вдруг фашист коротко выстрелил из автомата в голову матери, потом ещё раз. Я не успела сообразить, как очередной выстрел ожёг мне левое плечо. Я упала на мать, бабушка кинулась в сени, потом она застонала за открытой дверью и затихла. Немцы, я это помню смутно, постреляли по братишкам и сестрёнкам и вышли. В этот момент я кое-как выползла в сени, через заднюю дверь вывалилась на снег и упала в какую-то яму в сугробе. Вскоре от потери крови потеряла сознание. Очнулась от холода. Подняла голову и увидела, как горит хата. Тут послышался голосок сестрички Клавы, она просила о помощи. Я попыталась что-то ответить, но вскоре поняла, что огонь и дым умертвили её. Я тихонько встала и пошла по направлению к реке, споткнулась о тело соседской девочки Нюши — у неё была страшная ножевая рана на шее. Лесом пошла быстрее. Тут стали встречаться жители, которые были в лесу. Они увидели, что над деревней полыхает зарево. Узнав в чём дело, женщины заголосили и побежали к реке и к деревне».
Сохранились и другие сведения о расправе над жителями Рессеты фашистскими оккупантами. Вот что рассказывали очевидцы, оставшиеся в живых 10-летние дети: «В дом, где лежал тяжелобольной парень, раньше служивший на флоте, Асон Петрович Газин, их дядя, вошли немцы. Осмотревшись и что-то проговорив, один из них убил деда, потом бабушку, тут же была убита невестка Анна Газина. Немцы ушли, не заметив детей. Асон Петрович приказал им спрятаться в подвал, а ночью уйти в лес. Сам недвижимый был заживо сожжён в доме. Когда ребята уходили, то на пороге своего дома увидели убитую соседку, она пыталась предупредить, что в деревне идут расстрелы. Полину Ивановну Ерёмину, которая с ребёнком на руках хотела убежать в лес, схватили за косы и старались затащить в дом. Обезумевшей от страха, ей вырвали волосы, окровавленную, с ребёнком на руках, затолкали в сени и здесь же застрелили. Таисия Ивановна Ермошина закрыла детей собой, но очередь из автомата достала и малышек». В тот день вместе с Аграфеной Ивановной Тимошининой, ей было 13 лет, спаслись также 2 мальчика в возрасте 9–10 лет, девочка 7 лет и 60-летняя женщина. Фамилии и имена их, к сожалению, не известны. Перерезав и расстреляв почти всех, каратели подожгли деревню. К вечеру всё, что могло гореть, сгорело. Лишь остовы кирпичных домов да торчащие к небу трубы печей и дымившиеся пепелища возвещали о недавней здесь жизни. Всего было расстреляно, зарезано и сожжено заживо свыше 154 человек: детей, женщин, стариков. Так закончился тот страшный день для жителей Рессеты. За время войны в лесной деревушке погибло 372 жителя.

Стояли лютые морозы —
Жестокий год сорок второй.
Фашисты с криками угрозы
Вошли в деревню над рекой.
От страха дети задыхались.
Кричали, звали матерей.
Над ними вороги смеялись
Орда неистовых зверей.
Гремели выстрелы. Стонало
Моё родимое село.
Казнили всех — больших и малых…
Кто в лес ушёл, тем повезло.

(Из стихотворения «Сожжённая Рессета»)

Имеется копия из докладной записки командира партизанского отряда Н. И. Бусловского: «Гитлеровские изверги творят в Хвастовичском районе неописуемые жертвы, вот некоторые из них: на Еленском посёлке сожжено свыше 300 домов, расстреляно свыше 50 человек, здание завода взорвано, в деревне Долина 220 домов сожжено, расстреляли и сожгли 210 человек, из них 30 мужчин, 65 женщин и 119 детей. В деревне Рессета сожжены все 64 дома, расстреляно и сожжено 154 человека, в том числе 12 мужчин, 52 женщины, 90 детей».
«По Рессетинскому сельсовету 26/1–42 было сожжено 150 домов, при сожжении домов расстреляно и сожжено в домах 152 чел., угнано в рабство 75 человек». (Ф-Р -816, Дело — № 3, Лист — 371) (Данные Государственного архива Калужской области).
«К счастью, погибли в этот день не все рессетинцы — более 200 человек прятались на другом берегу речки Рессеты, в лесных хуторах: Кудиновский, Шишков, Кудеяр и других, поближе к партизанам и подальше от больших дорог», — рассказывает Аграфена Ивановна Тимошинина.
Трагедия Рессеты и сгоревших её жителей потрясла оставшихся в живых. Прошли годы, но память о жестокой расправе фашистов над земляками не давала людям покоя. В 70-х годах XX века Кондрашкины Анна Григорьевна и Григорий Елисеевич составили список сожжённых жителей, о которых они знали. Список прилагается, но не полностью, всего 120 человек.
К великому сожалению, трудно было разобрать фамилии и имена замученных жителей деревни. С помощью родственников и других земляков — рессетинцев удалось установить по именам и прозвищам погибших, но имена остальных сгоревших жителей не смогли узнать. Да пусть они простят нас!
1. Фёдоров Павел Петрович 1 чел.
2. Манька Фетисова 2 чел.
3. Алдотка 2 чел.
4. Китаев Никита 2 чел.
5. Антон 3 чел.
6. Махнин 1 чел.
7. Аникан 1 чел.
8. Петрич 4 чел.
9. Газин 2 чел.
10. Газин 1 чел.
11. Матрушка 1 чел.
12. Ахромей 4 чел.
13. Прокоп 2 чел.
14. Паша 2 чел.
15. Каля 1 чел.
16. Поляк 2 чел.
17. Моисей 2 чел.
18. Антон 5 чел.
19. Грушка 1 чел.
20. Фенюшка 1 чел.
21. Демьян 2 чел.
22. Кондрашкин 1 чел.
23. Герасимов 1 чел.
24. Пашук 3 чел.
25. Мыня 1 чел.
26. Корешок 2 чел.
27. Камика 4 чел.
28. Акулинка 2 чел.
29. Прохор 1 чел.
30. Иван Петрович 5 чел.
31. Ивушка 3 чел.
32. Кузя 4 чел.
33. Максим 1 чел.
34. Лазарь 2 чел.
35. Козьма Газин 1 чел.
36. Шкодарёнок 1 чел.
37. Параська 4 чел.
38. Ефимочка 3 чел.
39. Жигариха 1 чел.
40. Бычиха 2 чел.
41. Сергей П.В. 3 чел.
42. Ралюк 4 чел.
43. Ерёмка 4 чел.
44. Фомка 3 чел.
45. Гаврик 4 чел.
46. Санька 1 чел.
47. Алёха 2 чел.
48. Нестор 1 чел.
49. Остап 2 чел.
50. Лазарь 2 чел.

Мне эта трагедия тоже не давала покоя ещё и потому, что не увековечена память о замученных людях. После моего обращения к губернатору области Артамонову А. Д. данный вопрос разрешился. Летом 2016 года, благодаря содействию Анатолия Дмитриевича и помощи главы администрации М.Р. «Хвастовичский район» Веденкина С.Е., главы С.П.«Село Милеево» Мосичкина А.И. был установлен памятник Калужской корпорацией военно-мемориальной компании, директор Мартынова Е. В. Благоустройство осуществляла Хвастовичская МП К. руководитель Цурпиков А. А. От «Одноклассников» в интернете, родственников и друзей, бывших жителей Рессеты, была оказана денежная помощь. За территорией памятника ухаживает Рыгалин И.В. и его дочь Ольга, приезжая летом в деревню с детьми. В работе принимал участие житель г. Брянска Кулагин С. П. Хочется поблагодарить всех людей, откликнувшихся на святое дело.

ПАМЯТЬ

С тех пор прошло немало лет,
Как в Рессету фашист ворвался.
Кровавый здесь оставил след
Над всей деревней надругался.
Сгорели все дома дотла.
Печные трубы лишь торчали.
Нет ни двора и ни кола.
Людей останки догорали.
Не все сгорели в том огне,
Кто в лес ушёл, тот жив остался.
Пришёл конец и злой войне
Народ в «деревню» возврашался.
Росли дома вдоль большака,
На свет детишки появлялись.
Но на душе тоска, тоска
Во сне сгоревшие являлись.
Теперь вот памятник стоит.
Как символ мужества, печали.
Вовеки день тот не забыть.
Как в муках люди погибали.
Остановись здесь, человек!
Склонись с почтеньем у святыни…
Они не дожили свой век,
Судьбу их вороги вершили.
Тот страшный день не забывай.
Когда в огне горели дети.
И всем потомкам передай.
Чтоб берегли мир на Планете!

(Отрывок из стихотворения «Память»)

ГИБЕЛЬ ПОСЁЛКА КУДИНОВСКИЙ

Многие уцелевшие семьи временно поселились в лесном посёлке за рекой. Он назывался ещё Мишинский, по имени нашего дедушки Михаила Ивановича, первого поселенца посёлка, расположенного в 2-х с половиной километрах от Рессеты. В этом посёлке стояло 10 домов по обеим сторонам улицы. В нём были расквартированы два наших кавалерийских эскадрона, проходящие рейдом по фашистским тылам. В другом посёлке, Кцынский, остановилась на отдых небольшая часть фашистской армии. Бойцами красноармейского эскадрона было решено под покровом ночи уничтожить отдыхающих немцев, «об этой операции (пишет Ф. В. Маркин, житель деревни) нам была поручена роль проводников, чтобы кратчайшим путём подойти к посёлку. Спешившись и сняв предварительно часовых, бойцы рассыпались по всему посёлку. Фашисты спокойно отдыхали, была уже глубокая ночь. Снились им тревожные сны неминуемого возмездия за все их зверства, за все страдания, причинённые нашему народу. В окна домов полетели гранаты. В одном нательном белье немцы выскакивали на чердаки и крыши, но и тут их настигала пуля. Немногим палачам удалось избежать этой участи. Их спасли подоспевшие две танкетки из деревни Кцынь. В этой операции погиб командир эскадрона, по национальности башкир, замечательный человек. Раненых бойцов мы подобрали и на трёх санях доставили в штаб дивизии, находившийся километров за десять, за полосой леса».
Посёлок Кудиновский немцы пока не трогали. Фёдор Васильевич пришёл проведать дедушку Мишу. Его дома не было. Вдруг по дороге из леса показались фашисты на четырёх санях. Ворвались в хату 12 немцев, угрожающе стали расспрашивать о дороге, о машинах, о партизанах. Фёдору Васильевичу стало ясно, что они продвигаются в какой-то другой посёлок, по-видимому, в Подкопаевский. Он их заверил, что дорога безопасна, машины не ходят, партизан не видно. Так он решил отомстить за сожжённую мать и деревню Рессету. Обогревшись и немного поговорив на своём языке между собой, фашисты вышли из дома. На дороге образовалась небольшая снежная горка, с этой горочки немцы начали рассматривать в бинокль сторону посёлка, где разместилась наша разведка. Шестеро немцев стали в шеренгу рядом с офицером. И в это время со стороны разведки раздалась длинная пулемётная очередь, за ней вторая. Офицер и несколько фашистов упали, другие немцы их быстро положили на сани и уехали. Отстреливаясь, фашисты начали поспешно отходить назад и скрылись вскоре из виду.
После этого они сожгли Кудиновский посёлок. Жители спрятались в леса, другие ушли с отступающими частями Красной Армии. Это семьи: Маркина В. М., Маркина Р.М., Ерёминой С.М., Анны Чувинихиной, Ерёмина Петра Васильевича и другие. Некоторые семьи были угнаны в неволю: семья Газина Василия стремя детьми (дер. Рессета), Лавровой Аксиньи с семью детьми, Герасимовой Марфы с семью детьми (пос. Кудиновский), Рыгалина Александра Дмитриевна (дер. Ловатянка) и другие.
«Нас из Мокрых двориков выгнали в Брянскую область, потом привезли на ст. Борисово. После хотели отправить в Германию. Когда поезд тронулся, то на мосту три вагона отцепились, и нас направили в село Печки Навлинского района Брянской области. Там распределили жить по домам. Вначале мы ходили просить милостыню, побирались, чтобы не умереть с голоду. Когда русские освободили нас, то привезли на свою родину, на голые кочки, дома наши были сожжены, жили в амбарах, в землянках», — вспоминает в своём письме Газина (Юдаева) Раиса Васильевна, одна из узниц. Оставшихся жителей дер. Рессета и Кудиновского посёлка немцы переселили в деревню Мокрые Дворики, а некоторые остались жить в землянках.
Тяжёлым бременем легла война на плечи женщин. Детей у большинства семей было много, мужчины ушли защищать Родину. А женщины, бедные женщины, остались с малыми детьми среди зверей в немецкой форме. Что они смогли сделать, безоружные, с кучей детей? Убегая из сожжённых селений по глубокому снегу, не знали куда деться и спрятаться. Кругом голод, холод, разруха и смерть. Были страшные случаи, когда у матерей не хватало больше сил: они оставляли грудных детей на снегу и убегали от фашистов с остальными детьми, чтобы спасти хотя бы их. Пройдя небольшое расстояние, вдруг слышали душераздирающий плач ребёнка. Измученные женщины останавливались, тупо глядя в никуда, потом, поднимая руки к небу, кричали: «Господи, прости меня грешную, что же я делаю? Этот плач мне будет слышаться всю жизнь!» И тогда, обезумевшие от горя, возвращались назад, хватали плачущего ребёнка, крепко прижимали к груди и шли догонять других детей. Разве можно забыть такое? Я не буду называть имена этих женщин и не смею осуждать их. Какие муки пережили матери, когда фашисты вместе с полицаями бросали в колодцы с холодной водой маленьких детишек, когда их убивали и жгли?!
Такое зверство фашисты творили в Рессете и в других населённых пунктах. Мы всегда должны помнить об этом и рассказывать своим детям, внукам и правнукам, чтобы такое злодеяние не повторилось!

Какое было время роковое…
Не в добрый час мы родились тогда.
И нашим мамам не было покоя
Кругом разруха, голод и беда.
Мы, крошки, ничего не понимали
И плакали, когда хотелось есть.
К пустой груди нас мамы прижимали,
Чтоб на минуту чем-нибудь отвлечь,
О! Сколько горя вынесли, родные:
С фронтов мужей Вы ждали и детей.
Вы — матери российские — святые
И нет на свете лучше матерей!

(Из стихотворения «Матери и дети войны»)

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ МАРКИН

Мой дедушка Михаил Иванович тоже ушёл жить в землянку. К нему иногда заходили партизаны, расспрашивали об обстановке в окружающих селениях. Двое сыновей деда были на войне, а другие: Маркины Тимофей Михайлович, Родион Михайлович, Василий Михайлович вместе с неравнодушными жителями деревни помогали обустраивать партизанские базы, снабжать продуктами питания партизан: привозили хлеб и другие продукты. Одна из партизанских баз находилась между сёлами Кцынью и Ловатянкой. К весне 1943 года немцы решили всех жителей, спрятавшихся в лесных землянках, выгнать, чтобы они не смогли помогать партизанам. Дедушку Мишу долго не могли найти, но это удалось им с помощью полицаев. В холодном марте 1943 года его привели на берег реки, находившийся ближе кд. Рессета. Там были собраны оставшиеся жители.
Фашисты обвиняли деда в связи с партизанами, спрашивали о его сыновьях. Дедушка только шептал молитву и прижимал к груди икону Николая Чудотворца, целовал крест. Гитлеровцы стали обливать дедушку весенней ледяной водой, потом подкидывали его вверх, вызывая в нём признаки жизни, чтобы дольше наслаждаться своей жертвой, а сами смеялись, как дикари. Это длилось около двух часов. Весь мокрый, продрогший дедушка Михаил упал на мёрзлую землю, но ничего не сказал. После его привезли в деревню, где он пролежал недели две и умер. Похоронили нашего дедушку в деревне Рессета среди родных могил.

Подходит к деду немец молодой:
«Облить его холодною водой!
Быть может, и развяжется язык!
Какой ты несговорчивый, старик!»
— Ах, холодна весенняя вода,
И вот уже близка она — беда.
Стоит дед, замерзая, весь сырой,
Не дрогнул пред врагами. Он — герой!
— Сейчас народ воюет на войне,
И сыновья твои не в стороне.
Они в лес с партизанами ушли?
Ты не молчи, проклятый! Говори!
На землю на родную дед упал.
Ни стона он, ни крика не издал.
Обледенел весь, бедный, и промёрз
Начало марта, сильный был мороз…
«Ну! Что, злодеи, чья теперь взяла?
Не лезьте больше в наши вы дела…
У нас в стране и стар и мал герой.
Всегда стоит за Родину горой!

(Из поэмы «Судьба героя»)

РАССТРЕЛ НЕПОКОРЁННЫХ ЖИТЕЛЕЙ РЕССЕТИНСКОГО СЕЛЬСОВЕТА

Март 1942 год. Весна холодная, снежная. Гитлеровцы и полицаи не прекращали зверствовать. В один из дней марта они поймали людей, сочувствующих партизанам и люто ненавидевших фашистов. Среди них выделялся шестнадцатилетний комсомолец, Ефим Газин, активный член группы самозащиты. В его доме проводились секретные собрания с участием молодёжи и партизан. Он обеспечивал тайность проходивших собраний. В задачу группы самозащиты входила и диверсионная деятельность в тылу врага.
Фашисты с помощью полицаев схватили около 12–17 человек (по рассказам жителей), которые показались врагам подозрительными. Сначала их погнали чистить дорогу от снега на Мокрых Двориках, потом повезли в село Колодяссы в комендатуру. Там стали допрашивать, где находятся партизаны, где их базы. Участники группы ничего не сказали, возможно, и сами таких сведений не имели. Особенно мучили Газина Ефима. У него была рассечена розгами щека, текла кровь по лицу. В этом усердствовали полицаи.
Били их в д. Мокрые Дворики в доме у старосты (вспоминает Газина Мария Васильевна, сестра Ефима). Задержанных вывели на улицу. В толпе стояли две сестры Ефима и 12-летний братик Ваня. Когда увидел он своего окровавленного брата Ефима, не выдержал, бросился на полицаев, закричал: «Гады, что вы делаете? Вы хуже немцев». Его спрятали люди в толпе.
После этого фашисты бросили патриотов в сани и повезли на расстрел в село Берестну. «Кто-то из сочувствующих жителей принёс им еды, они показали на свой рот, зубы у всех были выбиты, от еды отказались», — вспоминает Александра Прохоровна Лаврова (в девичестве Ермошина), живёт в г. Калуге, она 1934 года рождения. — «Среди подозреваемых жителей в помощи партизанам были: Ефим Газин (мой двоюродный брат).
Семён Иванович Ермошин, брат Патрикея Ивановича Ермошина, Герасимов Александр (отец Тани Петрашиной („Серой“), Герасим Ермошин, Петрашин (имя неизвестно), зять „Камеруса“ (имя неизвестно)- жители дер. Рессеты».
Из д. Мокрые Дворики — Жуковы Антон и Марк, Газин Алексей, Глушонков Сергей, Рыгалин, двое братьев Карповых: Семён и Александр (к сожалению, остальных имён участников группы не удалось узнать). Семён Иванович Ермошин ещё успел передать брату Патрикею Ивановичу свою новую шапку: «Возьми, брат, теперь она мне не нужна, а тебе пригодится».
На погосте Берестнянской церкви их заставили под дулами автоматов рыть себе могилу. Ефим отказывался. Дядя Александр Герасимов говорил ему: «Сынок, рой, а то они за муча ют тебя!», но он не соглашался. Когда была вырыта могила, мужественных сельчан расстреляли на кладбище церкви, они упали в ров-могилу, их присыпали землёй со снегом. Об этом нигде не писалось, и никто почти не знает. Нет даже никакого знака, памятной доски. Это злодеяние совершалось тайно. После место расстрела охранялось карателями несколько дней и никого туда не подпускали. Мать Александры Ермошиной, Ерёмина Ефросинья Васильевна, (в народе «Ляля») рассказывала, что могила ещё колыхалась почти сутки. Значит, некоторые сельчане были закопаны живыми. Это я узнала от Ермошиной Александры Семёновны недавно, она об этом слышала от своей мамы, Ерёминой Ефросиньи Васильевны. О злодейской расправе над группой непокоренных жителей мне рассказывала и двоюродная сестра Ефима — Газина (Юдаева) Раиса Васильевна. Сейчас живёт у детей в Павловом Посаде Московской области, ей 84 года. В подтверждение своего рассказа она прислала письмо, которое написано её внучкой два года назад по просьбе бабушки Раи. Письмо прилагается на странице 68.
Эти сведения подтверждает Ермошин Михаил Патрикеевич, племянник расстрелянного фашистами Ермошина Семёна Ивановича (ему рассказал отец, Патрикей Иванович). Михаил и сам немного помнит, ему было в то время 8–9 лет. Сейчас он живёт в г. Белоусово Калужской области. Письмо-подтверждение написано с его слов и подтверждено им. Письмо прилагается на страницах 69–70.
О расстреле людей у Берестнянской церкви вспоминает ещё один бывший житель д. Рессета Ерёмин Дмитрий Петрович, который прислал письмо своим племянникам в декабре месяце 2002 года, где пишет о трагедии дер. Рессеты и об отце племянницы Александры, Семёне Ивановиче Ермошине, расстрелянном на погосте Берестнянской церкви. Отрывок из письма прилагается на странице 71.

НЕПОКОРЕННЫЕ

Семнадцать отважных мужчин и парней
Фашисты жестоко пытали.
Хотели сломить дух советских людей
В ответ они только молчали.
За связь с партизанами мучили их,
На холод враги выгоняли.
Они же не выдали братьев своих
Фашистские псы лютовали.
Среди патриотов был Газин Ефим,
Шестнадцать ему миновало.
Враги издевались жестоко над ним,
Но это его не сломало.
Закончив допрос, не узнав ничего.
Предатели вдруг озверели.
Избитых поставили перед селом,
Людей запугать захотели.
Но только плотнев шеренги людей…
Друг к другу прижались селяне.
Лишь ворона карканье, храп лошадей
И чьё-то глухое рыданье.
Никак не смогли полицаи узнать,
В какой стороне партизаны.
Решили в селе Берестне расстрелять
Измученных бросили в сани.
Красивая церковь. Кресты здесь видны,
Заставили рыть их могилу.
«Пусть сдохнут, проклятые фрицы, — они
Меня не заставят рыть силой!»
«Сынок, рой могилу, — дядя Саша сказал:
Ведь мучить тебя будут каты!»
«Не буду копать!» — паренёк прошептал,
И в руки не взял он лопаты.
Когда уж могила готова была,
Раздались тут выстрелы следом.
Упали в тот ров патриотов тела —
Землёй прикопали со снегом.
А ныне на месте расстрела ребят
Алеет в траве земляника.
Да скорбно со сводов церковных глядят
Святых полустёртые лики…

МАРКИН ТРОФИМ ВАСИЛЬЕВИЧ

Много замечательных жителей Рессетинского сельсовета отдали свои молодые жизни, защищая нашу Родину от лютого врага. Одним из них был и мой двоюродный брат Маркин Трофим Васильевич. Он родился в деревне Рессета, весёлый, озорной парень, с доброй душой, любил своих родных, деревню, уважительно относился к односельчанам. Они отвечали ему тем же. С первых дней войны Трофим ушёл защищать свою Родину, где мужественно сражался с врагами и отдал жизнь за её процветание.
Воевал на Ленинградском фронте, был награждён двумя орденами «Красной Звезды» и медалью «За оборону Ленинграда. Старший лейтенант, командир стрелковой роты, Маркин Трофим Васильевич, геройски погиб 22 сентября 1944 года, освобождая деревню Мыза Эстонской ССР. Похоронен наш земляк вдали от Родины на берегу Финского залива в братской могиле вместе с семью советскими солдатами.
Он прожил короткую, но яркую жизнь!

С озорными, синими глазами
Подрастал в деревне паренёк.
Ласково все Трошей называли —
Широтой души своей привлёк.
От природы ловкий, очень смелый,
Он на Ленинградский фронт попал.
Стал стрелком отличным и умелым
И фашистам спуску не давал.
За уменье, героизм, отвагу,
Что фашистов смог он победить,
Лейтенант был награждён по праву-
Орден на груди второй блестит!
И однажды в хмурый день осенний
Командир под Мызой храбро пал.
Плакало о нём подразделение.
Дождь осенний слёзы проливал.
Он остался навсегда весёлый.
Молодой. Лишь двадцать два годка,
Но в Победе вклад его весомый,
Лишь дорожка к дому далека.

(Из поэмы „Родину\ друзей он не подвёл“)

ЕРЁМИН ЯКОВ ФОМИЧ

Мало кто знает о том, что некоторые наши земляки в годы Великой Отечественной войны воевали против фашистов не только на советско-германском фронте в составе частей Красной Армии, но и за пределами нашей страны, по ту сторону фронта. Среди советских бойцов французского Сопротивления был и наш земляк из Рессеты Ерёмин Яков Фомич. Войну встретил на Западной границе, где проходил срочную службу. Под Киевом был тяжело ранен и попал в плен. Дважды неудачно бежал из концлагерей. Оказался во Франции в г. Бордо на базе немецких подводных лодок. Здесь удалось связаться с участниками французского Сопротивления, которые помогли Якову бежать из плена.
Влился в партизанский отряд. Мужественно воевал, не зная страха. Принял участие в освобождении от фашистов французских городов. 24 июня 2005 года уполномоченный посол Франции в России Жак Кадэ вручил Якову Фомичу высшую награду Франции — Орден Почётного Легиона. Этот Орден учреждён в 1802 году Наполеоном в виде пятиугольного креста. Яков Фомич является Героем французской республики. Ему установлен памятник с мемориальной доской в аллее Славы села Хвастовичи Калужской области. О нём написана книга „французский кавалер — русский солдат — Яков Фомич“. Составитель книги З. И. Колошманова, библиотекарь городской Белоусовской библиотеки. 2010 год. Кирпичный дом, в котором жил Яков Фомич со своим большим семейством, до сих пор стоит в деревне Рессете.

РЫГАЛИН ДМИТРИЙ ТИМОФЕЕВИЧ

Наши земляки в далёком прошлом также отличались смелостью и отвагой. Прапрадед моего племянника Игоря Рыгалина (Рыгалин Тимофей) из дер. Ловатянка в составе русского ополчения участвовал в освобождении Болгарии от османского ига, был участником героической обороны Шипкинского перевала. И благодаря вот таким сынам России, добровольцам из крестьян, ремесленников, дворянства, интеллигентов, наши братья, южные славяне, скинули многовековое турецкое владычество. Может, в благодарность предкам-землякам Болгария отказалась участвовать во второй мировой войне, несмотря на давление Германии. С1944 года выступила на стороне России, участвовала в освобождении Европы от нацизма. Некоторые жители наших мест участвовали в Первой мировой войне. Мои дяди: Маркины Тимофей Михайлович (из. пос. Кудиновский) и Алексей Михайлович (из дер. Рессеты). Алексей Михайлович был в плену, но пришёл домой больной и продолжал растить детей. Рыгалин Дмитрий Тимофеевич, по прозвищу „Чурюк“ из деревни Ловатянка воевал в Первой мировой войне, имел два Креста за смелость и отвагу. Это был дед мужа моей сестры Александры Родионовны. Попал в австрийский плен, отдан был на работу в поместье „австриячки“. Поместье, скорее всего, находилось в одной из славянских стран, так как дед говорил, что языки наши были похожие.
Появился он в д. Ловатянке где-то в 20-х годах. Перед второй мировой войной деду Рыгалину Дмитрию Тимофеевичу было под 70 лет. Он знал немецкий язык, фашисты предложили ему какую-то должность в Милеевской управе. Дед отказался, сославшись на возраст и неважное здоровье. Говорили, что немецкий офицер вывез его в лес, недалеко от местечка „Грустишь“, и стал расспрашивать, направив на него пистолет: „Кто, по его мнению, победит — русские или немцы?“ На что дед „Чурюк“ заумно сказал, что ответ уже дал Александр Невский: „Кто с мечом к нам придёт — тот от меча и погибнет“. Немец был, видно, образованный. Он не убил деда, но раздел, связал и усадил его голым задом на муравейник. „Если выберешься — твоё счастье, а нет — такова, значит, судьба!“
Прадед, конечно, выбрался, он был проворный, невысокого роста, живучий человек. Дочь Дмитрия Тимофеевича была угнана фашистами в неволю, попала в Австрию. Работала на помещика. Спаслась тем, что не брезговала есть корм свиней, за которыми ухаживала. Очищала уже загнивающую рыбу и ела. Так и выжила. Приехала оттуда с сыном и сейчас её потомство живёт в Казахстане.
Эти сведения я узнала от своего племянника Рыгапина Игоря, которому обо всём этом рассказала бабушка Федора Фёдоровна, невестка прадеда.
13. ОСВОБОЖДЕНИЕ РАЙОНА ОТ ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ
Кованый сапог фашистского солдата 22 месяца топтал землю нашего района. После контрнаступления Красной Армии под Москвой фронт надолго остановился в районе наших мест. По лесам и полям, вокруг деревни и посёлков находятся многочисленные траншеи, окопы, укрытия для танков и самоходных орудий, уже давно заросшие травой и кустарниками. Около бывшей „молотилки“ деревни Рессеты из гаубичных орудий била наша артиллерия по позициям фрицев в селе Милееве и в деревне Колодяссы.
В июле 1943 года начались бои за освобождение Хвастовичской земли, и снова, как в 1941 году, нашим войскам пришлось форсировать реку Рессету. Так небольшая мелководная речушка, проложившая своё русло среди топких болот, дважды стала серьёзным препятствием на пути наших войск. Территорию Хвастовичского района освобождали от фашистских оккупантов дивизии 11-й Армии под командованием генерала И. И. Федюнинского. Гитлеровцы, выбитые с основной линии обороны, в Ульяновском районе прочно укрепились на огневых рубежах, протянувшихся вдоль реки Рессеты на линии Кцынь — Берестна — Катуновка — Колодяссы — Милеево — Новосёлки — Красное — Теребень — Кудрявец. Немецкое командование понимало, что с потерей этой линии ему придётся отводить свои войска под Брянск. После 13 июля 1943 года, когда были освобождены сёла Клён и Троена, нашим войскам потребовалось ещё более месяца до полного освобождения района.
ПОДВИГ НИКОЛАЯ ТАЛАЛУШКИНА
Несколько дней и ночей шли напряжённые бои в районе Милеево — Колодяссы — Катуновка — Рессета — Берестна. Бойцы и командиры Красной Армии показывали образцы беспримерного мужества и героизма.
Многие из них награждены орденами и медалями за свои подвиги. Сотни солдат погибли при освобождении только этих небольших сёл и деревенек. Очень трудные бои вели бойцы 862 сапёрного полка на подступах к Катуновке и Мокрому Верху, где у противника была хорошо налажена оборона. В этих боях рядовой Н. С. Талалушкин при наступлении на деревню Мокрый Верх (в 5 километрах от Рессеты) повторил подвиг Александра Матросова, закрыв своим телом амбразуру вражеского дзота. За свой подвиг он посмертно удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Это произошло 21 июля 1943 года. Вот что писал командир 862 с. п. майор Кожевников: „Пожертвовав своей жизнью, гвардеец Талалушкин освободил путь для дальнейшего продвижения воинов, в результате чего 3-й стрелковый батальон успешно пошёл в наступление и занял посёлок Мокрый Верх, развивая дальнейшее наступление на Берестну“. Имя 20-летнего нижегородца Николая Талалушкина стало в полку символом храбрости и мужества. Похоронили Николая рядом с деревней на окраине леса под молодой берёзой. В 60-х годах XX века его останки были перенесены в Братскую могилу Хвастовичского мемориального кладбища. Имя героя выбито на стеле в ряду с более чем четырьмя тысячами бойцов и командиров, павших в боях за Хвастовичскую землю.

К 65-летию Победы в аллее Славы установлена мемориальная доска с изображением бюста Николая Талалушкина. Он остался навсегда двадцатилетним, родным и дорогим для всех хвастовичан:

Он в деревне Кузьминки родился,
Что на Нижегородской земле.
Жили с мамой, в колхозе трудился
И мечтал о красивой судьбе.
Но война все мечты развенчала,
И уходит на фронт Николай.
Мать сыночка к груди прижимала:
„Непременно домой приезжай“
А потом со своим батальоном
Попадает в Хвастовичский край.
Фрицы нагло идут, беспардонно…
Их атаки отбить успевай!
Вдруг стремительно он развернулся.
Своим телом закрыл вражий дзот.
И в крови пулемёт захлебнулся
Рота двинулась дальше, вперёд.
Барельеф Николая в аллее
Среди ратных героев войны.
Днём живые цветы здесь алеют,
Ночью — свет одинокой Луны.

(Из стихотворения *0н погиб, как Матросов»)

Бои, развернувшиеся на территории Хвастовичского и соседних районов летом 1943 года, были составной частью одного из крупнейших сражений Великой Отечественной войны — Курской битвы. 20 августа территория района была полностью освобождена от немецко-фашистских захватчиков. 70 лет прошло, как фашистские изверги учинили расправу над «партизанскими» селениями: Еленским, Рессетой, Долиной, Желтянкой и другими посёлками и деревнями Хвастовичского района. Подвиг их жителей по праву стоит в одном ряду с мужественными Хатынью и Лидицей, вот почему он не должен быть забыт, прежде всего, нами — их потомками, а также всем российским народом, выстоявшим в самой кровопролитной за всю историю человечества войне. Обелиски и памятники в честь погибших земляков в годы Великой Отечественной войны установлены во многих посёлках, деревнях, сёлах района. Многие жители нашего сельсовета погибли на фронтах Великой Отечественной войны. 86 человек сложили головы за освобождение Родины от жестокого врага. В память о погибших на полях сражений жителях Рессетинского сельсовета в 1965 году был установлен памятник среди раскинувшихся тополей и берёз. Люди помнят о них. В День Победы и в другие дни власти района, оставшиеся жители Рессеты возлагают у памятника венки, цветы, наводят порядок.

59. Мосолов Д.И.
60. Новосёлов ИД
61. Петраков А.Н.
62. Петраков Д.Н.
63. Петрашин М.В
64. Парфёнов К.ф.
65. Рыгалин В.Н.
66. Рыгалин АЛ.
67. Рыгалин ПЛ.
68. Рыгалин АА
69. Рыгалин Н.М.
70. Рыгалин Г.И.
. 71. Рыгалин Д.ф.
72. Стёпочкин С.Г.
73. Сидоров Р.Е.
74. Свиридов А.В.
75. Сомкин Ф.Т.
76. Сомкин И.У.
77. Тарасиков Н.Е.
78. Тимошин И.О.
79. Тимошин Н.О.
80. Тимошинин И.М.
81. Тимошинин Н.Е.
82. Чубаткин С.Ф.
83. Чудаков Ф.А.
84. Чудаков Н.Ф.
85. Юдин И.Ф.
86. Фокин А.И.
1. Абрамов И. К.
2. Алёшин П.А.
3. Алёшин Б, А
4. Алёшин С.С.
5. Алёшин М, А
6. Акинин М, А
7. Архипцев С.Е.
8. Архипцев Ф.Е.
9. Архипцев Ф.Н.
10. Афонин Е.М.
11. Афонин ЕА
12. Богачёв Н.П.
13. Газин П.В.
14. Газин Е.В.
15. Газин М.П.
16. Газин К.И.
17. Газин ИХ
18. Газин М.П.
19. Герасимов В.М.
20. Герасимов С.М.
21. Герасимов К.М.
22. Герасимов СИ.
23. Герасимов ФХ
24. Герасимов А.Г.
25. Герасимов И.Г.
26. Герасимов АХ
27. Ермошин С.И.
28. Ермошин АВ.
29. Ермошин И.Я
30. Ермошин Е.Е.
31. Ермошин Н.В.
32. Ерёмин С.Ф.
33. Ерёмин А.П.
34. Жуков А.И.
35. Жуков М.И.
36. Жуков И.Н.
37. Кузьмичёв А.Ф
38. Кузьмичёв Д.В.
39. Карпов С.П.
40. Карпунин П.П.
41. Карпунин А.Н.
42. Кондрашкин Е.Е
43. Коняхин П.Ф.
44. Лавров Ф.С.
45. Лёвкин В.И.
46. Лёвкин С.И.
47. Лосев И.С.
48. Лескин П.Г.
49. Маркелов Т.Ф.
50. Маркин СА
51. Маркин Т.В
52. Маркин АА
53. Маркин ДА
54. Маркелов Ф.А.
55. Малахов Т.М.
56. Малахов И.Т.
57. Малахов Д.Н.
58. Мосолов П.Е.
Односельчане Рессетинского сельсовета, погибшие в годы ВОВ, увековечены на памятнике в д. Рессета

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением