Деревня Рессета, пос. Кудиновский и другие поселения нашей местности находились недалеко отсела Колодяссы - места компактного проживания старообрядцев. Старообрядчество - общее, довольно широкое название русского православного духовенства и мирян, отказавшихся принять реформу, предпринятую в XVII веке патриархом Никоном, и стремящихся сохранить церковные установления и традиции древней Русской Православной Церкви. «Никоновские реформы имели то значение, что ими русский народ отстранялся от непосредственного участия в делах церковных, и накопленные в течение долгих веков религиозные знания откладывались куда-то в сторону. Наряду с этим главенствующее значение получала бесконтрольная воля и власть иерархии, и взамен народного веропонимания выдвигалось на первое место понимание иное, принесённое из чужих стран».
По словам историка А.В. Карташова, отцы собора 1667 г., закрепившего никоновские нововведения и предавшие анафеме приверженцев старого обряда, «посадили на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю, соборно осудили и отменили ее.


Это ли не трагедия? «За одно то, что они (старообрядцы) не имели душевной поворотливости принять поспешные рекомендации сомнительных заезжих патриархов, - писал А.И. Солженицын, - за одно то, что они сохранили двуперстие, которым крестилась и вся наша Церковь семь столетий, мы обрекли их на эти гонения, вполне равные тем, которые отдали нам возместно атеисты в ленинскому сталинские времена, - и никогда не дрогнули наши сердца раскаянием! И сегодня в Сергиевом Посаде при стечении верующих идет вечная неумолчная служба над мощами преподобного Сергия Радонежского, но богослужебные книги, по которым молился святой, мы сожгли на смоляных кострах как дьявольские. И это непоправимое гонение - самоуничтожение русского корня, русского духа, русской целости продолжалось 250 лет... и могло ли оно не отдаться ответным ударом всей России и всем нам? За эти столетия иные императоры склонны были прекратить гонения верных подданных, но высшие иерархи православной церкви нашептывали и настаивали: гонения продолжать».
В Колодяссах располагался храм господствующей веры во имя святителя Николая. Осуществлялась связь со старообрядцами Стародуба. Приезжал в село старообрядческий священник отец Геронтий. По словам жителей деревни, этот священник делал им наставления к старообрядческой вере, венчал и хоронил крестьян. Потом колодясские старообрядцы получили разрешение на отдельное кладбище. Село Милеево, как и село Колодяссы, было староверческим населённым пунктом. Жители Рессеты и других окрестных деревень и посёлков ходили в Колодяссы молиться по Великим праздникам, там были молельные дома, где освящали куличи, кропили святой водой крашеные яйца, крестили детей. В Рессете, как и в Колодяссах, были келейницы, они отпевали покойников, молились на кладбище в Великие родительские субботы и другие религиозные праздники. Это были: пожилая келейница тётя Доня, Настя Лаврова, тётя Таня Петрашина, тётя Василиса Ерёмина из Рессеты. Старообрядцы были богобоязливы, не курили, не сквернословили, не богохульничали, заботились о семье и детях, не было среди них разводов, крестились двумя перстами. Православные церкви от нас были далеко. В конце 50-х годов несколько детей из наших мест крестили тайком в церкви села Кудрявца, что находилась от нас за 20 километров. Тогда советская власть не разрешала крестить
детей в церкви, особенно коммунистам, но некоторые люди как-то ухитрялись делать это. В 1961 году закрылась и Кудрявецкая церковь.

РОЖДЕСТВО

При советской власти боролись против религиозного воспитания, школа растила атеистов, но вера в Бога жила в душах людей. Я не знаю, верили мы в Бога, но была в душе совесть и какой-то страх, что нельзя делать плохое: сквернословить, обманывать, ссориться, воровать и совершать другие плохие поступки, чтобы не наказал Боженька. С нетерпением ждали и любили религиозные праздники, они вносили в душу радость, веру во что-то хорошее. Были интересные ритуалы, обряды. Возможно, любили и потому, что в эти праздники можно было вкуснее и сытнее поесть. Ведь время-то было голодное. Мои сёстры вспоминают, как уже в 50-е годы, когда жили на пос. Кудиновском, старейшие мужчины поселка выводили жителей на улицу и устраивали крестный ход на Рождество. Впереди с иконами шли Маркины Тимофей Михайлович и Родион Михайлович (наши дядя и отец), пели «Христос рождается, славите», а остальные шли со свечами и им подпевали. Выходили с иконами и летом, когда была засуха, прося у Господа Бога дождей. Перед праздником шла большая уборка в доме. Всё мыли, стирали, скребли, убирали. Дети с удовольствием помогали родителям в уборке по дому. После тщательного мытья полов всегда стелили у порога еловые лапы. В доме пахла хвоей и праздником, половиков ещё не было, тем более ковровых дорожек. На Рождество ребятишки ходили по домам славить Христа. Ходила я со своими ровесниками и мои сёстры, их подруги. Накануне учили молитвы, а ранним утром, ещё было темно, заходили в дома своих односельчан, на посёлки: Кудеяр, Шишков, а в Рессете были свои христославы. В хатах, особенно в святом углу - чисто, светло, горели свечи и лампадки, строго смотрели с божниц лики святых, по стенам висели красиво расшитые рушники. На душе торжественно, празднично. Христославов народ любил. Нам хозяйки давали блины, хлеб, иногда булочку, а то и копейки.

Детство. Зима уж в разгаре.
В хатах уют, торжество.
Ярко лампадки сияли,
Праздник пришёл - Рождество!
На ночь молитвы учили,
Утром шли славить Христа.
В каждый мы дом заходили -
Радость была, простота....
(Из стихотворения «Рождество»)

После устраивали дома праздничный обед. Царём стола был холодец, его варили лишь два раза в году: на Рождество и Пасху. Когда накануне мама разбирала мясо от костей, мы ждали возможности полакомиться косточками, хотя она не разрешала скоромиться. На праздник мы наедались досыта. Были и другие вкусные блюда. Мои родители верили в Бога, особенно мама, она до конца жизни была верна своей вере: соблюдала посты, молилась каждое утро и на ночь, а особенно перед праздниками. Читала молитвы по божественной книге на старославянском языке. Нас, детей, тоже склоняла к молитве. Маленькие мы молились вместе с родителями, потом со временем стали отходить от этого: сначала папа, потом старшие сёстры и последняя уже я. Братьев я не видела молящихся, может, в душе они и верили в Бога. У мамы были молитвенники и другие религиозные книги. Нас интересовала книга с цветными картинками на религиозные темы, часто её рассматривали. Ещё была книга на старославянском языке, её тоже любили читать, хотя не понимали смысла прочитанного. А меня мама часто просила напечатать молитву, почерку меня был красивый. Уже учась в институте, я выполняла её просьбу, когда приезжала на каникулы.

святки

После Рождества начинались святочные вечера, которые широко отмечались как на пос. Кудиновском, где мы жили, так и во всех деревнях и посёлках Рессетинского сельсовета. Молодёжь собиралась по вечерам в одном из домов. Девушки и парни плясали, танцевали, пели песни, частушки под гармошку Василия Самуиловича и Фёдора Самуиловича Герасимовых. Играли в ремни, в бутылочку. Ходили по домам «ряженые». Мы были маленькие, выглядывали из-за печки. Игра в ремни потом долгое время продолжалась и в клубе. Даже и наш возраст застал эту игру, т.е. и мы играли. Кончалась игра тем, что молодёжь выбирала себе пару и выходила на улицу «считать звёзды». В святки устраивали взрослые парни и девушки катание на больших колхозных санях. Однажды поздним вечером молодёжь взяла от конного двора большие сани, подвезли их к дому тёти Шуры и дяди Пети Герасимовых. Возле их сарая лежали большие брёвна, ребята погрузили их в сани и разошлась по домам. Наутро бригадир Тимофей Михайлович Маркин стал обходить свои «владения» - саней нет. Пошёл по дворам. Смотрит у дома Петра и Шуры стоят груженые сани. Он разбудил их и стал выговаривать; «Как же это так, дрова привезли, не выгрузили, на место не поставили сани!» Они стали божиться: «Дядя Тимофей! Мы ведь никакие дрова не возили». После вышли во двор, и всё выяснилось. Постояли, поговорили. Дядя Тимофей сказал своё излюбленное слово: «Вот шуты, что вытворяют», больше он никак не ругался. Усмехнулся в усы и пошёл по своим делам. Девушки под Крещение гадали при свечах на женихов, выбегали на улицу и обнимали руками забор, если выходило чётное число штакетин, значит, девушка в этом году найдёт себе пару. Ещё брали дрова из поленниц. Если парное число поленьев, то девушка выйдет замуж в этом году, гадали на зажжённой бумаге или на газете. Комкали бумагу, клали на блюдце и поджигали. Потом выключали свет, и на белой стенке печи отражалось изображение. Иногда было и страшновато, выходило изображение, похожее на гроб или какое-то страшное чудище, тогда бросали это гадание. Гаданием занимались и мы, не только старшие. Бегали по улице вечером, стучали в окна и спрашивали: кто мой жених, или невеста?» В ответ слышали смешную фразу, а иногда и сердитую. Обряд гадания продолжался ещё долго, пока в деревнях оставалась молодёжь. Однажды был такой случай: молоденькие девушки решили погадать на жениха, увидеть его в зеркале. Собралась молодёжь в доме тёти Вари на «Холдобаевке» в Рессете.
Там были мои племянницы, Валюша и Тамара, их ровесники парни и девчата. Надо было остаться одной в доме, выключить свет и при свечах смотреть в зеркало до тех пор, пока в 12 часов ночи ни появится в зеркале отражение жениха, тогда надо сразу перевернуть зеркало, а то может появиться нечистая сила. Вот моя племянница Валюша решила проверить на себе. В этот вечер собралось много молодёжи. Валя осталась одна в комнате и смотрела в зеркало. Было страшновато, подходил назначенный час. Вдруг она увидела в зеркало приближающегося издалека к ней мужчину. От страха она упала в обморок. Прибежала молодёжь и долго приводила её в чувство. Вот так закончилось гадание, после уже никому не хотелось в следующие святки повторить его. Долго вспоминался этот случай.
19 января был большой праздник - Крещение. Перед крещением девушки всегда гадали. В начале марта начиналась масленица. Она продолжалась целую неделю перед Великим постом. В давние времена каждый день масленицы отличался один от другого. Люди наряжались в красочные одежды, веселились, пели, плясали под гармошку, рассказывали разного рода прибаутки, шутки. Масленица в наше время отмечалась не так широко. Хозяйки обязательно пекли блины. Звали друг друга в гости. Звучала музыка, песни. Наши деревенские жители тоже любили попеть, поплясать и повеселиться. Детишки были рядом с родителями, катались на санках, играли в снежки. Столько было радости и счастья! Вместе с детьми катались и взрослые. Было много шума и смеха. Народ отдыхал от трудов праведных. В городах, больших посёлках масленица отмечалась более широко. Было больше народу, шуму, музыки, веселья. Заранее устанавливали высокий столб, на конце которого находился сюрприз: петух, кролик или кукла. Парни, мужчины многие старались добраться до желаемого подарка, но только смелый и ловкий становился его обладателем. Потом прогоняли Зиму, жгли на костре Чучело и встречали молодую красавицу Весну с песнями и закличками.

ВЕЛИКИЙ ПОСТ. ПАСХА

После начинался Великий пост перед Пасхой. Матери и бабушки постились шесть недель. Наша мама всегда постилась, хотя и так жили скудно. Папа и мы отговаривали её, но она свято выполняла этот обет. В последнюю неделю перед Пасхой и нам, детям, не давали «скоромное» есть.
Все жители готовились к Великому празднику. В домах всё мыли, скребли: столы, скамейки, стены избы, потолок. Стены тогда не клеили, не было обоев. Мыли песком полы с веником-голиком. Пол был некрашеный. После такого мытья полы становились песочного цвета. Стирали все наши тряпки, постельное бельё, даже ватные одеяла. Вытряхивали прошлогоднюю солому из матрасов, стирали их и набивали свежей. Подушки были набиты сеном или камышом, простыней не было. Сшивали два половика, стелили вместо простыни и накрывались такими же дерюжками. Мыли в растворе из ржаной муки иконостасы, самовары и другую медную посуду. Для мытья белого белья делали раствор из золы, наливали в бак с водой и ставили кипятить бельё. Оно становилось чистым. Особенно такая уборка шла на «страстной неделе»
В чистый четверг все люди мылись. Я помню, как мы с сёстрами, кроме Шуры, вечером залезали в печь и там парились. Потом, чумазые, потные вылезали оттуда, мама ставила на кухне корыто, и мы обмывались тёплой водой. Это было в 1948-50 годы, когда ещё не было в колхозе бани. Дети всегда помогали своим родителям. Мамы нас подбадривали, говорили, что когда чисто в доме, то по дому летают ангелы. Мы очень старались убираться в доме. Вещи все ставили на место, накрывали каким-то куском материи сундук. На окна вешали занавески из марли. В начале 50-х годов вырезали занавески из газет, но не у всех это было. На кроватях висели подзоры. Кровати застилали простыми покрывалами. Кровати были деревянные, делал папа со старшими ребятами, но одна была железная, уже более современная. Зимою спали на печке, на полатях. Детей было много, столько тряпок для постелей не было, а на печке - тепло. Так было почти во всех больших семьях.
Хотя жили и трудно, но детям, к Пасхе обязательно шили обнову - платье ситцевое или рубашку (это делали мамы или старшие сёстры), шилось одно платье на весь год. Вот в доме чисто, уютно, блестел самовар, иконы,

столы накрывались клеёнками. На стенах висели празднично расшитые рушники. Было торжественно, душа ожидала какого-то чуда. На этой неделе в четверг варили и красили в луковой шелухе яйца, пекли куличи, и в канун Пасхи уходили наши старшие сёстры или мамы в село Колодяссы святить «Пасху» и кропить святой водой крашеные яйца. Там прихожане молились всю ночь и возвращались весенним прохладным утром домой, а мы, дети, шли им навстречу. Вдруг весеннее утро оглашалось торжественным пением: «Христос воскресе и смертию смерть поправ». В душу вливалось что-то величественное, радостное, даже от счастья хотелось плакать. Это пение осталось в памяти на всю жизнь. Родители подходили к нам, целовали и говорили: «Христос воскресе», мы им отвечали: «Воистину воскрес». С такими же словами и поцелуями встречались и другие люди.

Настала Пасха. Утро. Рано.
Весенний свет идёт с небес.
И вдруг откуда-то желанно:
«Христос воскрес! Христос воскрес!»
То наши мамы возвращались -
Их пенье слышалось окрест-
И с нами нежно целовались:
«Христос воскрес! Христос воскрес!»
Светились лица добротою,
Сосед соседа в гости звал,
И дух Величья и Покоя
Над всеми будто бы витал!

(Из стихотворения «Пасха»)

После возвращения домой, мамы готовили праздничный обед, потом все вместе молились и садились в новых платьицах за стол. На столах было много еды. Люди долго готовились к этому дню. Сначала пробовали по кусочку пасхи, по четверти яйца, а дальше творог, холодец, вкусная каша с молоком и т.д. Выйдя из-за стола, поблагодарив родителей, мы собирались на горку. Мама давала нам по два крашеных яйца. На горке катали яйца, стукались ими друг с другом. Y кого яйцо разбилось, тот проиграл и отдавал его победителю. Играли в разные игры. День был весёлый, торжественный.
После на горку бежали В новеньких платьях простых.

Красные яйца катали -
День был чудесней других!

(Из стихотворения «День святого Воскресенья»)

Взрослые доставали из сундуков свои наряды и ходили в гости. Они были немножечко хмельные, весёлые, одухотворённые, будто ушли все печали и заботы, лица людей светились добротой. Действительно, в этот день не только воскрес Сын Божий, но и люди, природа воскресла, очнулась от долгой, холодной зимы. Этот праздник вносил радость, свет и надежду на лучшую жизнь. В то время люди меньше увлекались спиртным, пили по Великим праздникам. Покупать в магазине спиртное было дорого. Поэтому жители в тайне друг от друга и от властей делали для себя самогонку. Когда мы жили на Кудиновском посёлке, то недалеко в лесочке стоял такой «агрегат»: большое деревянное корыто, через него продевалась диаметром в 5-6 см труба. На костёр ставились друг на друга два больших чугунка, куда наливалась брага. Чугуны замазывались тестом из ржаной муки. В корыто для охлаждения наливалась холодная вода или зимой насыпался снег. Труба через отверстие в корыте выводилась наружу, на пеньке стояла посуда, туда медленно капал самогон. Заранее были приготовлены берёзовые дрова (мне так вспоминается). За всем этим процессом надо было следить. Я чаще других сестёр была с отцом. Мне приходилось наблюдать за этим, т.к. я помогала папе, когда ещё училась в начальной школе.
Делали самогон раза три в год из красной свёклы, из песка. Позже, когда мы жили в Рессете, этот процесс усовершенствовали - брагу наливали в самовар, был какой-то змеевик, по которому шла «чистая слеза» - так некоторые называли этот «напиток». Позже самогоноварением занимались больше одинокие женщины, чтобы расплатиться с мужчинами за помощь в хозяйстве, за привоз дров. Порой это дело превращалось в нежелательный «бизнес». От этого уже страдали люди, были неприятности. За самогоноварение власти наказывали, но не особо сурово. Иногда выливали брагу или отбирали аппарат, штрафовали. В субботу ходили на кладбище помянуть родителей. Это было до 11-12 часов дня. Маленькие, мы были с родителями, а когда стали школьниками, нам не разрешали учителя ходить на кладбище, хотя в душе тоже верили в Бога (как потом призналась одна учительница), но мы ходили. Могилки все были убраны: на могильных крестах висели расшитые рушники, могилы накрывали скатертью, и на ней лежала еда.
Потом ждали келейниц, чтобы они отслужили службу или панихиду по усопшим. Горели свечи, люди садились на краешек могилок-холмиков и начинали поминать усопших. Остатки пищи высыпались на могилки, якобы для умерших и птичек. Перед уходом посыпали вокруг могилок пшеном. Оградки были чаще деревянные. Впоследствии стали ставить мраморные памятники, делать столики и скамейки (у кого была возможность).
Сейчас Рессетинское кладбище постигла беда. Огромные деревья - сосны - заболели, стали засыхать и падать на ограды. Людей в деревне почти нет, всего 3-4 человека, и те старые. Техники нет, и всё это трудно убрать самим, а власти Милеева от нас далеко, уже не берутся за это. Но отрадно, что в 2015 году, приехавшие в деревню бывшие дети, внуки усопших, расчистили кладбище от завалов, хотя не полностью, но уже стало светлее и культурнее, да ещё говорили, что помогали расчистить дорогу на кладбище власти Милеева, но там ещё непочатый край работы.

ТРОИЦА

Большим религиозным праздником была Троица. Праздник этот очень ждали, он был на пятидесятый день после Пасхи. Готовились к нему заранее. Ходили в лес старшие братья, сёстры, рубили в определённом месте небольшие деревца: берёзу, клён. Выметали начисто улицу у дома, после ставили эти деревца, закапывали неглубоко в землю и привязывали к забору. Было зелено и красиво. Веточки берёзы втыкали в углы дома, ставили на божницу. По стенам хаты висели красивые рушники, горели лампадки. В субботу ходили на могилы родственников, а в воскресенье было гулянье. Качались на качелях на Кудиновском посёлке и в деревне Рессете (об этом писалось выше). Собиралось много народу. Радость, веселье, играла гармошка, плясали, пели. Присоединялись к молодёжи и взрослые. Некоторые играли в русскую лапту, это была любимая игра наших односельчан. Только растает снег, дорога - большак быстро высыхала, т.к. Рессета стоит на возвышении, земля песчаная, почти никогда не было грязи. На Троицу заплетали венки из цветов и из веток берёзы, которая на Руси считалась самым красивым деревом. Вокруг неё по весне девушки и парни водили хороводы ешё в давнюю пору, завивали венки, бросали их в речку: чей венок парень поймает, значит, будет жених. О берёзе много сложено песен и стихотворений. Из этого дерева делались разные поделки. Берёза - это символ России, самое любимое моё дерево!

Берёза - ты символ России,
Ты белый её амулет.
Тебя ещё предки любили
С далёких и древних тех лет.
Вокруг хороводы водили,
Сплетали из веток венки,
На Троицу в дом приносили,
Втыкали во все уголки.
Берёза, ты всем пригождалась:
Корой поджигали дрова.
Малины, грибочков дождались -
Готовы уже кузова.

(Из стихотворения «Берёза»)

ВОЗНЕСЕНИЕ

Летом был ещё один интересный праздник - Вознесение, на сороковой день после Пасхи, когда Иисус Христос вознёсся на небо. Мы, дети, подростки, этот праздник называли ещё Кукушка илиТрубишник. Росла такая фиолетовая травка - кукушка. В этот день собирались возрастные компании по 5-6 человек. Родители выделяли нам по 2-3 яйца, молока, кто жил богаче, детям с собой давали из дома сало. Брали большую сковородку. Разжигали на опушке леса костёр, ставили два кирпича, на них сковороду и готовили омлет или яичницу. До этого «хоронили» цветок - кукушку в ямку, которую мы специально вырывали. А после уже играли, рассказывали разные побаски. Наигравшись, надышавшись воздухом лесным, приходили домой. Взрослые тоже отмечали этот праздник.
Были и другие большие религиозные праздники, которые отмечались скромно. Просто в эти дни нельзя было работать по дому. Это праздники: «Крещение» - 19 января, «Сретение Господне» - 15 февраля, «Сорок мучеников. Сороки» - 22 марта. В этот день мамы пекли жаворонков из теста, получались красивые птички, даже их жаль было есть. «Благовещение» - 7 апреля. Согласно преданию, в этот день Архангел Гавриил возвестил Деве Марии, что она обрела благодать у Бога и родит Спасителя мира. Мама говорила, что в этот день «птица гнезда не вьёт, красна-девица косы не плетёт». «Никола весенний» - 22 мая. «Иван Купала» - 7 июля. «Пётр и Февронья» - 8 июля.
Святые Пётр и Февронья почитаются на Руси за великий подвиг верного, незамутнённого никакими неблаговидными деяниями супружества. Они прожили свой век в великой любви и умерли Пётр и Февронья в один день, и были похоронены в разных могилах, но каким-то чудесным образом, видимо, не без вмешательства свыше, уже после обряда погребения оказались в одном гробу. И с тех пор они стали для простого народа символом вечной, нерушимой любви. А на Руси в этот день начали отмечать праздник влюблённых - День семьи. 21 июля - Казанская. Прокопьев день. 14 августа - первый Спас, медовый, 18 августа - второй Спас, яблочный. 27 сентября - Воздвиженье, 30 сентября - Вера, Надежда, Любовь и мать их Софья. 14 октября - Покров. Зазимник. Свадебник. 4 ноября - осенняя Казанская, 4 декабря - Введение во Храм Пресвятой Богородицы. 19 декабря - Николин день.
По дому не разрешалось работать и в воскресные дни. Но теперь мы ничего не соблюдаем, кроме Великих праздников, которые описаны выше.
Перед Пасхой было Вербное воскресенье. Ломали у ручья, оврага кустики вербы, приносили и ставили в святой угол дома. Прошлогодней вербой выгоняли скотину первый раз на пастбище. Было интересно смотреть, как коровы, телятки после долгой зимы радовались раздолью.

Тянется к солнцу травинка,
Тянется к солнцу цветок.
Вышла погреться скотинка,
Вышла гулять на лужок.
Скачет по лугу телёнок,
Вырвался он на простор.
Будто проказник - ребёнок,
Мчится во весь свой опор.

(Из стихотворения «Тянется к солнцу травинка»)

Это стихотворение напоминает мне детство, родной посёлок «Кудиновский». Ещё вспомнилось время, когда телились коровы. Родители день и ночь караулили их. Потом на попоне приносили в дом на кухню маленького мокрого телёночка. Сначала он лежал, потом через некоторое время начинал подниматься на тоненьких ножках, скользил, падал и снова поднимался. После, уже высохший, стоял крепче на ножках. Недели две он находился на кухне, в доме, пока не окрепнет. Его поили коровьим молоком, а потом отправляли в закуту. Запомнилось очень вкусное молозиво, которое варили из коровьего молока после отёла. Тогда голодновато было, нам всё казалось вкусным.

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением