Содержание материала

С присоединением групп Векшина и Воронина численность отряда возросла до 235 человек, не считая сорока из 12-го гвардейского, которые находились в строгой конспирации где-то в районе села Журиничи. Возросла численность — увеличились и хлопоты. Нам все труднее было оставаться незамеченными.

С 25 мая по 1 июня отряд трижды пытался прорвать двойное кольцо окружения, чтобы выйти в район Клена — Еленского, но безуспешно. По карачевскому большаку непрерывно в течение суток патрулировали вражеские танки и бронетранспортеры. Отряд находился в большой и прочной ловушке, которая могла захлопнуться в любую минуту.

Вскоре мы убедились, что решительная минута не так далека. В первых числах июня группа Князькова, высланная в разведку, встретила вблизи деревни Зайцевы Дворы троих неизвестных. Уклоняться от встречи было нецелесообразно, так как они уже заметили партизан.

— Здорово, мужички, — усмехнулся Князьков. — Далеко путь держите?

— Домой.

— Откуда?

— От немцев убегаем.

— Что же так поздно?

— Лучше поздно, чем никогда, — отозвался тот, который шел в сапогах. У остальных ноги были обернуты портянками.

— Уж больно мне ваш маскарад не нравится, — заметил Князьков.

— Не нравится, не смотри! Счастливенько оставаться.

— Что пристали? — И трое свернули с дороги, но партизаны преградили им путь.

Задержанных доставили в отряд. С возмущением они заговорили наперебой о произволе Князькова.

— Рычит, как фашист, — пискляво пожаловался паренек.

— Разберемся, — пообещал Гайдаенко. — А теперь расскажите, кто вы, откуда и как сюда попали?

— Из Судимира мы, — начал мужчина в сапогах. — Немцы насильно угнали нас на заготовку леса. Но мы не из тех, кто на врага работать будет. Присмотрелись — да и восвояси.

— Правильно, — заметил я. — Сейчас самое время окорку хвойному леcу делать.

— Вот видите! А он...

Но я уже не слушал. Меня душил смех. Гайдаенко с недоумением посмотрел на меня.

— Ты что?

— Брешут, сукины дети! Врут безбожно. Им только тот может поверить, кто леса в глаза не видел. А я вырос в лесу.

А потом, как можно работать в лесу, да еще в хвойном, и не запачкаться смолой. А на одежде задержанных хоть бы пятнышко. Разъединили. Допрашивали поодиночке. Показания собрали самые противоречивые. Молодой не выдержал, сознался, что все трое — лазутчики, что немцы приказали им во что бы то ни стало найти отряд.

Мы не сомневались в правдивости показания. Но почему послали этих дураков? Не верилось, что немцы настолько глупы, чтобы не видеть неизбежного провала своих лазутчиков.

— Не понимаю, — пожал плечами Гайдаенко.

— А мне понятно все, — сказал Столяров. — Расчет немцев прост. Засылая лазутчиков в определенный квадрат, они в любом случае надеялись получить нужные сведения.

— Как?

— Очень просто. Возможны два варианта. Первый. Лазутчики, обнаружив стоянку партизан, возвращаются обратно и сообщают гитлеровцам все данные. Но, видимо, на это они рассчитывали меньше всего. Они предполагали второе, наиболее вероятное: лазутчики будут захвачены партизанами. Немцев и это устраивало. Лазутчики не вернулись, значит, их схватили партизаны. Это случилось в таком-то квадрате. Окружай этот квадрат и веди бой на полное уничтожение отряда.

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением