Из жизни населения Хвастовичей ( конец XIX века )

В «Списке населённых мест Российской империи» (по сведениям 1859 года) есть село Хвастовичи, в котором «176 дворов, жителей мужского пола — 624, женского — 635, церковь православная (великомученицы Параскевии), ярмарок — 2».

В «Памятной книжке Калужской губернии на 1861 год» есть сведения о том, что в Хвастовичах в 1852 году был открыт свекло-сахарный завод господином Шаблыкиным. На заводе работало мужчин — 108, женщин — 109. Ценность производства — 2816 рублей. В 1856 году на заводе поставлены для выжимки сока три механически действующих гидравлических пресса, сделанных на Людиновском заводе. Однако завод действовал только около четырёх лет.

По «Первой всеобщей переписи Российской империи 1897 года» о Хвастовичах сообщалось: душ мужского пола -1042, женского — 1089, итого — 2131, все русские.

Отмена крепостного права не облегчила жизнь крестьян. Почву обрабатывали сохой, деревянной бороной, удобрений вносилось мало. Поэтому урожайность была низкой — по 20–30 пудов с десятины. Давили барщина и оброки. Все это обрекало крестьянина на жалкое существование. В неурожайные годы и без того бедственное положение крестьян ухудшалось. Питались в основном картофелем, мясо ели по большим праздникам. Жилище -курная изба. В небольших крестьянских избах, крытых соломой, с печами без труб, прокоптевшими потолками и стенами, вместе с людьми содержались и домашние животные. Одежда домотканая. Фабричной мануфактуры не было, да и купить было не на что.

До середины XIX века в Хвастовичах не было школ. Зажиточные люди нанимали в свой дом учителей для обучения детей. Первая церковноприходская школа в Хвастовичах построена в 1857 году, а вторая — в 1911 году. В 1874 году большим событием явилось открытие сельских земских училищ в Милееве, Стайках, Берестне, Меховом. В начале XX века открылась четырёхклассная школа в Еленске, в которой преподавались математика, русский и церковнославянский языки, закон Божий. Каждое воскресенье учителя водили учеников в церковь.

Кроме земледелия, жители нашего края занимались местными промыслами, изготовляли обручи, телеги, полозья, лопаты, гребни и другую разнообразную деревянную утварь. Часть изделий сбывалась в безлесные губернии, главным образом, в Орловскую.

В результате реформы 1861 года крестьяне получили личную свободу. Земля оставалась в пользовании помещиков, свои наделы и усадьбы крестьяне должны были выкупать, а до выкупа за использование земли они по-прежнему отрабатывали барщину или платили оброк.
В нашем крае высшая норма крестьянского надела равнялась четырём десятинам, а низшая — 1,33 десятины.
За пользование высшим наделом хвастовичские крестьяне должны были работать на барщине в год по 40 мужских и 30 женских дней или платить оброк в размере девяти рублей.

Ещё большему грабежу подвергались крестьяне при выкупе земли, так как цена земли устанавливалась выше её действительной стоимости. До крайности обострили бедственное положение крестьян неурожайные 1879 и 1880 годы. Обычно крестьянам хватало собранного хлеба на 5–6 месяцев, а в 1879–1880 годах — на 3–4 месяца. Урожайность ржи не превышала 20 пудов с десятины. Усилилось расслоение крестьянства. Часть крестьян совсем обнищала. В 1896 году в Жиздринском уезде, куда входили и Хвастовичи, свыше 50 процентов крестьян были или безлошадными, или имели всего одну лошадь.

Крестьяне вынуждены были заниматься отходничеством. Целые деревни приобретали определённые специальности. Так, например, в Красном жили мастера плотницкого дела, в Милееве — пильщики, подельщики саней, прялок. Одежду и обувь крестьяне делали для себя сами. Зипун, лапти, овчинный треух, грубая домотканая рубаха — вот и весь наряд тогдашнего крестьянина.
Жизнь крестьян была по-прежнему каторжной. Они оставались в полукрепостнической зависимости от помещика.

Вот картина крестьянского хозяйства Хвастовичей по воспоминаниям современников:
«Войдите в хату, взгляните на всю усадебную оседлость… Вы видите ещё снаружи, что строение покосилось в одну сторону, соломенная кровля плохо защищает от дождя… на дворе столбы под дырявым навесом; коровы подвержены зимою нападению всех ветров, и с весны их поднимают на ноги со страшными усилиями, сарай, овин угрожают падением, а последний — пожаром. Внутри избы не лучше: вас поражает нечистота, в рамах — осколки стекла и бумага, печь валится…»

Промышленное производство в Хвастовичском районе не получило должного развития, но небольшие заводы были построены. В начале 80-х годов XIX века промышленник Мальцев основал недалеко от деревни Мокрые Дворы на левом берегу реки Дугны (притока Рессеты) чугунолитейный завод. Всего на заводе было занято около 220 человек. Труд был тяжёлым. Литейщики работали по 12 часов, а зарабатывали за смену по 45 копеек.

Руду и известняк добывали вручную: рыли лопатами ямы до 3-х метров в глубину. Подвоз осуществлялся на лошадях. Формовка, заливка чугуна в формы, сделанные в земле, обработка готовой продукции также выполнялись вручную.

Рудой, добываемой в районах сел Колодяссы, Милеево, Хвастовичи, завод обеспечивался полностью. Около завода находился пруд с плотиной. Вода на завод поступала по трубам. Литье шло беспрерывно.

Домна останавливалась только на ремонт. Плавка осуществлялась на древесном угле, получаемом на месте.

Кроме отливки чугунных чушек для других заводов, в частности Людиновского, здесь производили чугуны, сковороды, плиты, умывальники, печные приборы, котлы, кувшины. Продукция главным образом шла на вывоз.

Основную часть рабочих составляли жители Колодясс. В селе были построена каменная церковь, два молельных дома для старообрядцев, магазин, чайная, школа.
В связи с болезнью Мальцева завод был передан в 1886 году в управление акционерного общества Мальцевских заводов. В 1905 году завод закрыли, а оборудование перевезли в Хотьково.

4 сентября 1893 года впервые было выплавлено оконное стекло на Еленском стекольном заводе. Завод строился лесопромышленником А.И. Цыплаковым. Для винокуренного завода в селе Афанасово Ульяновского уезда необходима была стеклянная посуда, а в районе Еленска имеются большие залежи специального песка. В округе также добывались мел, глина и известняк. Строить завод было кому — вокруг в деревнях жили крестьяне, нуждавшиеся в работе.

Печи на заводе были горшковые, техника безопасности не соблюдалась. Не прошло и года, как стекольный завод сгорел. Общими усилиями его быстро восстановили, так как уже действовал гончарный цех, в котором изготавливали огнеупорные материалы, работал небольшой кирпичный завод. Была построена «малышевская» стекловаренная печь, более совершенная. Но и на этой печи стекловарам долго поработать не пришлось — завод опять сгорел. А.И. Цыплаков все же решается на третье восстановление предприятия. Новый завод начинает выпускать так называемую монопольную посуду, т.е. такую, которую имел право вывозить за границу только Цыплаков.

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 600 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 600 символов
  • Комментарии не найдены