Река Рессета — правый приток реки Жиздры. Берёт начало из болота близ станиии Батогово Брянской области. Это — красивейшая река Калужской области и главная Хвастовичского района. Река Рессета — любимое место отдыха хвастовичан и жителей близлежащих деревень, одно из лучших мест для водных туристов Калужской и других областей. Ежегодно туристы пробираются вниз по реке на байдарках, только вёсла блестят на солнце. Грозна и величава была река Рессета в половодье, когда выходила из берегов и затопляла луга, где находились небольшие озёра. Вода разливалась на' километр в ширину. Приходилось до других селений переправляться на лодках, реже — самодельных плотах — торках. Во время весенних каникул наши ребята делали из досок, небольших брёвен плоты, и мы плавали на них по заливным лугам. Было страшновато, но так интересно плыть среди весеннего половодья. Мы представляли себя морскими путешественниками, было тепло, светило солнце. Знали, что дома попадёт от родителей за опасное путешествие, но азарт брал своё.
В колхозе было 2–3 лодки, назначался из колхозников перевозчик. Это были Пётр Васильевич Ерёмин, Федот Афанасьевич Петрашин и другие. Люди с другого берега ждали лодку и звали перевозчика. Даже была такая шутка-закличка:

«Перевозчик, давай лодку,
Перевези меня, молодку!

Когда река входила в своё русло, наряжалось всё вокруг в зелень и цвета. Берега реки украшались пышной зеленью дубовых рощ, зарослями ивняка, калины. Во время цветения разносился запах черёмухи, шиповника, эти места радовали людей изумительной красотой. Особенно выделялся островок с красивыми соснами среди бурно разливающегося половодья. Сюда съезжалась молодёжь на лодках в весенние вечера. Здесь горели костры и звучали
под гармошку, потом под баян Фёдора Самуиловича Герасимова, весёлого, сероглазого парня, задушевные песни. Это продолжалось до 70-х годов XX века. После половодья река становилась спокойнее, медленно несла свои воды. Тогда мужчины-колхозники строили через реку Рсссету клади, чтобы жители могли перейти на другой берег, в другие селения, в магазины, в школу, на сенокос, в лес за грибами и ягодами, на станцию Кудеяр, откуда отправлялся поезд до города Брянска и дальше. Клади обычно строились ежегодно в одном и том же месте.
Летом река была излюбленным местом детей и взрослых. Место, где купались ребятишки, безопасное. Водичка чистая, светлая, дно песчаное, даже видны были маленькие рыбёшки, мы их ловили платками, чтобы показать малышам, а потом отпускали в воду. Берега в тех местах, где купались дети, невысокие, там не было коряг, русло чистое, а вокруг лежал по всему берегу белый песочек. Ребятишки целыми днями играли, плескались в воде, ловили рыбу, раков, их было очень много. С утра и до самого вечера слышался детский смех на реке. Детей в 50-70-е годы XX столетия было много, да ещё приезжали на лето к бабушкам внуки с друзьями из разных городов, родственники, чтобы отдохнуть на природе, подышать чистым воздухом, погулять босиком по мягкой травушке-муравушке, искупаться в чистых водах реки Рессеты. Самые маленькие детишки были с мамами или со старшими. Мужчины и женщины частенько после трудового, тяжёлого дня тоже любили окунуться и поплескаться в реке. К ней вели не заросшие, утоптанные босыми ногами тропинки. Купались в нескольких местах: „На каменке“, „На плоту“, „На кустиках“, напротив кладбища. Как же мы любили свою речку Рессету!

Ты манила к себе нас журчащей водой,
Что струилась по чистому руслу.
Уходить не хотелось с твоих берегов,
Расставаться, поверь, было грустно.

(Из стихотворения *Моя речка Рессета»)

Взрослые ребята и девчата ходили купаться на Грустишь — любимое место отдыха многих жителей Рсссеты и других селений. Места были удивительные! По правой стороне реки красовались дубовые рощи, полевой, более высокой и отлогой, росли сосны. Там было детям опасно купаться, да туда их до определенного возраста не пускали. Народу было здесь много, особенно в праздники. Приезжали горожане, ловили рыбу, раков, разводили костры, жарили добычу, играли в волейбол, просто загорали.

Есть такое местечко чудесное
И зовётся в народе — Грустишь.
Сосны тянутся ввысь поднебесную.
Вечер летний. Глубокая тишь.
Плавно движется речка-красавица,
Оставляя свой след на песке…

(Из стихотворения «Грустишь»)

Хотя речка была и неглубокая, но в некоторых местах с тёмными омутами и перекатами. Более опасной она была весною. Однажды весной 1959 года был такой почти драматический случай. В правлении колхоза закончилось комсомольское собрание, было уже поздно. Река в самом разливе. Вот молодёжь собралась переправиться на свой любимый островок.
Парни взяли колхозную лодку без разрешения. Среди них были Сергей Терехов, Василий Паршиков из д. Ловатянка, Андрей Ерёмин, Анатолий Ерёмин, Саша Герасимов из д. Рессета, сестры Маркины: Матрёна (Марина) и Вера из пос. Кудиновский, Саша Лукашова — зоотехник из д. Харитоновка. Одну партию молодёжи переправили на остров. Поплыли за другой. Вдруг на середине реки лодка накренилась, зачерпнула воды и стала тонуть. Молодёжь в одежде оказалась в холодной весенней воде; Саша Лукашова не умела совсем плавать, она была солидная дивчина. Вера Маркина плохо плавала. Они стали кричать. Тогда Василий Паршиков, Сергей Терехов и Матрёна Маркина прямо в одежде бросились на
помощь. Матрёна плавала хорошо, она вытащила сестру Веру на остров. Здесь уже горели костры. Сашу Лукашову отнесло далеко от того места, где они тонули. Матрёна, Василий и Сергей нашли её и полуживую вытащили из реки на берег. Стали приводить в чувство, очнулась. Потом все разделись до белья и стали сушиться у двух костров. К утру одежда почти вся высохла. Сначала родители не знали об этом, после поднялась паника, все выбежали на берег. Каждый звал своих детей. Тут кто-то из жителей пригнал лодку, «утопленников» благополучно доставил на родной берег. Конечно, молодёжи досталось и от председателя за лодку, и от родителей. Когда я пришла на выходной из Еленской средней школы, то очень плакала и гордилась деревенскими парнями и своей сестрой Матрёной (Мариной), что они совершили настоящий подвиг, не бросили утопающих, рискуя жизнью, спасли своих друзей. Это ещё крепче сдружило молодёжь, а в деревне некоторое время их называли «утопленниками».
Маркина Вера (хотя сама плохо плавала), летом 1967 года спасла трёх малышей, им было около пяти лет: Игоря Рыгалина и двух дочерей двоюродных братьев: Надю и Галю Маркиных. Дети попали в омут и стали тонуть. Вера добралась до них и спасла, вытаскивая их поочерёдно из омута на берег, хорошо, что место было неширокое. Об этом рассказывали бывшие спасённые дети, теперь им уже за 50 лет, помнят этот случай и благодарят свою спасительницу. Малахов Иван из деревни Рессета спас 12-летнюю девочку Тамару, приехавшую к нам в гости на лето из Москвы. Нас было четверо: Тоня Петракова, Саша Ермошин, я — Таня Маркина и Тамара. Мы без разрешения взрослых ушли купаться на Грустишь, куда нам не разрешалось одним ходить, зашли у берега в воду и стали перебрасывать друг другу большой мяч. Пока шло всё хорошо, весело. Потом мячик упал дальше, а там уже вода глубже. Мы едва доплыли до мяча и уцепились за него, а он ускользнул из наших рук. Дна не достали ногами, плавать почти не умели. Наша московская гостья совсем не умела плавать. Мы протягивали ей руки, но не дотянулись до неё. Она стала тонуть, от страха все закричали. Ваня Малахов нырнул с берега и вытащил Тамару. Она уже нахлебалась воды. Прибежали взрослые и откачали её. Мы очень испугались. Нам попало за такое дело. Это была наука на всю жизнь.
А как молодёжь любила кататься на лодках по реке! Две лодки-«душегубки» (узкие неустойчивые лодчонки), спускали на воду, садились по три-четыре человека в лодку и с песнями плыли вдоль её берегов. Обязательно исполнялись песня «Мы на лодочке катались…», «Подмосковные вечера», слова заменялись на «Рессетинские вечера». Далеко по деревне разносились красивые песни, да ещё им вторили соловушки, разливаясь на разные лады.
Речка в жизни наших людей имела немаловажное значение. Когда-то она была полноводной. В давние времена на реке Ловатянке и Рессете стояли мельницы. Рассказывали, что и в послевоенное время колхозники пытались на реке Ловатянке соорудить небольшую плотину, сделать свою подстанцию, чтобы она вырабатывала электричество. Была из колхозников создана бригада, руководимая Маркиным Родионом Михайловичем. Большую помощь оказывал в теоретическом и практическом плане его старший сын Николай (мой брат). Время было трудное, денег в колхозе не было, да к тому же, подсчитав расходы и полученную прибыль, от этой затеи отказались, так как было невыгодно. По реке Рессете во время половодья колхозники ежегодно сплавляли лес, благодаря её низким берегам и широким разливам. Возвращались мужчины со сплава к Троице. К реке прилегали заливные луга, где летом заготавливали сено, а потом пасли свой и колхозный скот. На лугах в небольших количествах залегал торф, который использовался в качестве удобрения. В реке, озёрах водилась рыба: щука, сом, налим, плотва, краснопёрка, язь, окунь, линь, пескарь, ерш, карась и другие виды. Много было раков в определённых местах под корягами (об этом писалось выше). Ребята ловили их и вечером у костров варили в больших чугунках. Когда раки становились красными, тогда их начинали есть. Рыба была большим подспорьем. Ловили её удочками, сачками, корзинками, бреднем, спиннингами. Ушлые ребята ставили сети.
Много рыбы было на Долинских лугах, они находились по правую сторону от Кудиновского посёлка, когда идёшь в деревню Рессету. Здесь были озёрца небольшого размера, в них водились караси, крупные, жирные, ловили их саком. Теперь эти места давно заросли травой и превратились в болото.
Рыбу ели летом почти каждый вечер. Разжигали у своих домов костёр, варилась круглая картошка в чугунке и жарилась на большой сковороде рыба. Мамы её готовили очень вкусно, с водичкой, добавляли немного растительного масла и лука. Почти у каждого дома горел костёр, готовился у всех одинаковый ужин: картошка и рыба. Как же нам нравилось сидеть у костров! Шутки, смех, разговоры, иногда ребята баловались: когда уже ужин был готов, они незаметно подкладывали в костёр лесные орехи, которые лопались, раздавался треск, искры разлетались в разные стороны. Правда, взрослые за это их ругали. Потом костёр догорал до золы или его тушили водой и расходились по домам.
Рыбу ловили все: и взрослые, и маленькие дети стояли с удочкой лет с 5–7. В большие зимние морозы рыба задыхалась под водой, ей не хватало кислорода. Много рыбы выбрасывалось на лёд. Жители целыми мешками на санях привозили её домой, убирали на чердак, потом долгое время питались ею (это было в 50-х годах XX столетия). Рыба служила нам большим подспорьем в голодные послевоенные годы.
Речка была и поилица, и кормилица для нас! Без неё нам бы не обойтись в то время. На реке летом стирали и полоскали бельё, зимою возили его на санках, полоскали в проруби. Чтобы отходила грязная вода из белья, выколачивали его вальками (пральниками). Бельё становилось чище, но очень мёрзли руки, тогда ещё не было перчаток для полоскания. В то же время река приносила и неудобства населению, жившему за рекой, особенно во время весеннего половодья. Учащимся и работающим жителям Кудиновского и Долинского посёлков приходилось жить на время разлива у родственников в Рессете. Также трудно было добираться до станции Кудеяр, откуда ходил поезд до г. Брянска, потом до Калуги и дальше. Приходилось ждать лодку, чтобы переправиться на другой берег. Луга были заливные, и когда река входила в берега, ещё некоторое время до Кудеяра и других посёлков добирались по грязным, сырым лугам. А некоторые места вообще не высыхали за лето, там стояла грязь. Когда везли на лошадях какой-то груз, то телеги застревали в этих местах, жалко было смотреть на лошадок, как они из последних своих лошадиных сил выбирались из этой трясины. Для людей в грязных местах на лугах строили небольшие кладки.
Теперь наша любимая речка обмелела, иногда даже во время половодья не выходит из берегов, потому что исчезают деревья по её берегам: одни от старости, другие — от бесхозяйственности. Недалеко от берегов реки выпиливается молодой, красивый лес и продаётся на сторону. Посадок новых почти не видно. Когда обратились в лесничество, чтобы вырубили старые заболевшие деревья, то это распоряжение не выполнили. Больные деревья продолжают заражать лес и падать на ограды Рессетинского кладбища, коверкая и уродуя ограды на могилах предков. Просто больно смотреть на такую картину. Исчезли все тропинки, дорожки, по которым бегали детские ножки. Видно, деревни давно не нужны государству, хотя говорят, что селу отпускаются большие средства…

Рессета! Рессвта! Ты совсем уж не та,
какой в детстве была ты рекой.
У твоих берегов, на горячем песке
обретали мы мир и покой.
Столько радости, счастья дарила ты нам,
босоногим голодным детишкам.
Лучшим другом была ты, моя Рессета,
мы любили тебя даже слишком.
Больно стало смотреть на тебя,
Рессета, пересохла совсем, обмелела.
Заросли ивняком твои тропки, луга,
до тебя никому нет уж дела!
Что оставим в наследство мы внукам своим:
копоть, гарь, загрязнённые реки?
Неужели не больно, не страшно совсем? —
Мы же люди, мы все Человеки!

(Из стихотворения «Моя речка Рессета*)

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением